Программа 12 шагов

Православная церковь и программа "12 шагов".
Опыт Данилова монастыря.

I. Постановка проблемы.

Алкоголизм и наркомания - одна из острейших проблем нашего времени, эпидемия, несущая в себе разрушение духовной, психической и физической природы человека и ставящая под угрозу его жизнь в семье и обществе.

Православные священнослужители постоянно сталкиваются с проблемой химической зависимости. К каждому батюшке приходят отчаявшиеся наркоманы, алкоголики и умоляют о помощи. Церковь для многих - последняя надежда. Но чаще к священникам обращаются за помощью уставшие и вконец измученные жены, матери, дети алкоголиков и наркоманов.

Для того чтобы оказать им квалифицированную помощь, необходимо знать, что же представляет собой зависимость как с духовной, так и с медицинской точки зрения, иметь представление о причинах, ее вызвавших, а также хорошо ориентироваться в современных системах реабилитации химически зависимых людей.

Мы убеждены, что Православная Церковь - это один из немногих институтов российского общества, способный качественно повлиять на развитие и улучшение социальной и здравоохранительной сферы. Более того, только она может устранить духовную опустошенность личности, порождающую алкоголизм, и наполнить жизнь человека подлинным смыслом. Не стоит говорить о церковно-аскетических рекомендациях в качестве панацеи от всех бед, должно быть разумное соединение методов сугубо духовных с достижениями современной медицины. Такая серьезная задача, возникшая перед Церковью сегодня, требует от нее активного взаимодействия как с медиками-профессионалами, долгое время ведущими работу с зависимыми людьми, так и с широко распространенными в наше время группами самопомощи, наиболее известными под именем Сообщества Анонимных Алкоголиков. Конечно, этот вопрос только начинает осмысляться и прорабатываться, идут серьезные дискуссии по этому поводу. Но уже ясно, что эффективно содействовать выздоровлению зависимых людей можно только путем создания сложных комплексных программ.

Вот уже несколько лет такие программы являются составной частью работы Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи, действующего при Московском Даниловом монастыре. За это время накоплен богатый опыт взаимоотношения с группами "Анонимных алкоголиков", сотрудники Центра хорошо знакомы с концепцией и основными положениями этой организации, а также методами ее работы.

В данном исследовании, исходя из имеющегося опыта и опираясь на авторитет священноначалия Русской Православной церкви, а также апеллируя мнениями известных специалистов в области наркологии, мы постараемся описать, что же конкретно представляет собой Сообщество Анонимных Алкоголиков и насколько используемая ими программа "Двенадцать шагов" эффективна и совместима с христианским вероучением.

 

II. Оценка современной ситуации.

 

В последние годы проблема алкоголизма и наркомании встала в России особенно остро. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в своем Обращении в день празднования иконы Божией Матери "Неупиваемая Чаша" 18 мая 2006 года с болью отметил кризисность современной ситуации:

"Проблема алкоголизма и наркомании в России остается одной из самых насущных и тревожных. Мы с сожалением признаем, что не менее четверти населения подвержены алкоголизму, а более половины - в той или иной степени зависимы от наркотических и химических веществ. Каждый третий студент и ученик старших классов уже имеет опыт знакомства с наркотиками. По словам святителя Иоанна Златоуста, "Пьянство - корень всех зол", и всем нам хорошо известно, сколь велико число преждевременных смертей, преступлений, дорожно-транспортных происшествий и аварий, совершенных в состоянии алкогольного опьянения. Очень часто пьянство или наркомания становятся причиной распада семьи, принося неисчислимые страдания жертве этого греховного недуга. "Пьянство само по себе может служить вместо всякого наказания, наполняя душу смятением, исполняя ум мраком, делая пьяного пленником, подвергая бесчисленным болезням, внутренним и внешним…" - говорит Иоанн Златоуст. Не меньше страдают и близкие люди, особенно дети".

Об этом же говорил и Викарий Святейшего Патриарха епископ Дмитровский Александр на IV Всероссийском конгрессе "Профессия и здоровье" в 2005 году, связывая рост алкоголизма и наркомании с неустроенностью социально-духовной сферы. Приведем основные тезисы его выступления.

"Современное общественное устройство исходит из того, что у каждого человека есть право на свободное развитие и становление, на позитивное взаимодействие с социумом, право на реализацию своего призвания и своей социальной роли. В жизни, однако, мы видим трудности в реализации указанных прав, что приводит к социальной дезадаптации - сложному и трагическому явлению, непосредственно связанному с вопросами здоровья работающего населения, то есть к нарушению взаимодействия индивидуума со средой, когда человек не может осуществлять свою позитивную социальную роль, которая соответствовала бы его возможностям. Именно эта все увеличивающаяся социальная дезадаптация в среде детей и молодежи приводит к катастрофическому росту таких страшных явлений, как наркомания, алкоголизм и сектантство.

Мы убеждены, что от отсутствия возможности полноценного духовного развития люди страдают больше, чем от недостатка физического здоровья, образования или от недостатка полноты семейной жизни.

Духовность в самом общем виде можно понимать как то высшее, что определяет человека как личность и дает смысл и цель человеческого существования в его свободе, осознании и реализации своего назначения. С точки зрения христианства, наиболее ярко духовность проявляется в сфере личных свободных и ответственных отношений человека с Богом, другими людьми и окружающим миром. Духовность раскрывается в нравственном законе, который для христиан содержат заповеди Господни и определяет мировоззрение людей.

Если обратиться к опыту и исследованиям специалистов в области социальной и детско-молодежной работы, то мы увидим, что основные социальные проблемы так или иначе соприкасаются именно с духовной сферой.

Первой и основной причиной социальных проблем является бессмысленность жизни. Поиск смысла жизни выражается в мировоззрении человека. Имея те или иные нравственные и жизненные ценности, человек в их свете осмысливает себя и окружающий мир. Имея перед собой цель, человек вырабатывает стратегию жизни и определяет средства ее реализации. Перед любым человеком, тем или иным образом, но обязательно встают вечные вопросы бытия: "Кто я и зачем я живу?" "Почему мне плохо?" и "Что надо сделать, чтобы стало лучше?" Ответить на эти вопросы можно лишь в рамках целостного духовно-нравственного мировоззрения. Если хоть один вопрос из этой триады остается без ответа, то наиболее вероятен уход от созидательного построения жизни и обретение иллюзорного синтетического счастья.

Наряду с мировоззренческой причиной стоит кризис семьи. Так сложилось, что в наше время семейная жизнь перестала являться базовой ценностью для людей. Из разряда основополагающих она перешла для многих во второстепенную, неизбежно рутинную. Изменение культуры общества в глобальном масштабе, урбанизация, развитие новых социальных отношений и иные факторы привели к тому, что традиции семейной жизни утрачены и современные семьи в принципе не могут выполнять те социальные и, в том числе, духовные функции, которые были свойственны им на протяжении столетий. Прежде всего, семья утратила способность быть лоном любви, основой воспитания и социальной адаптации детей.

К сожалению, функции семьи в наше время, в связи с размыванием и девальвацией семейных ценностей, переходят на другие социальные институты, но очевидно, они не могут заменить семью или до конца восполнить ее.

Вслед за кризисом семьи необходимо упомянуть современный кризис образования. Исходя из самого этого понятия, ясно, что образование призвано содействовать человеку в целостном формировании его личности и в становлении его как полноценного члена общества. Образование включает в себя, во-первых, обучение разнообразным знаниям, во-вторых, воспитание, усвоение основ жизни, направленное на формирование мировоззрения и, в-третьих, практические навыки по воплощению знаний на основании воспринятого мировоззрения. Таким образом, образование, как и семья, призвано непосредственно отвечать за полноценное и в том числе духовное развитие человека. С наступлением кризиса семьи очевидно, что воспитательная функция образования должна была сильно возрасти. Однако в наше время мы видим, что образование понимается слишком узко - как исключительно научение знаниям, как приспособленчество к быстротекущим общественно-политическим или экономическим переменам; оно в очень слабой степени способствует полноценному становлению человека.

Культурная сфера жизни нашего общества все более и более ориентируется на потребительские и развлекательные запросы, все более замыкается на удовлетворении наиболее примитивных потребностей человека. Понятия личного греха и личной ответственности перед Богом и обществом становятся в наше время все более относительными, уходят из культурного пространства и заменяются на свою противоположность. Грех, в христианском его понимании, зачастую не просто легализуется - он поощряется. Современная массовая культура никак не соотносится с культурным достоянием прошлого, выхолащивает духовное богатство русской и европейской культуры, которая создавалась под прямым влиянием христианства. Такое положение вещей непосредственно влияет на снижение духовного здоровья.

Но с чего нам нужно начинать, заботясь об оздоровлении нашего общества? Христианство говорит о том, что исцеление социума должно начинаться с изменения, исцеления самого человека. Это относится и к трудящимся на ниве помощи другим. Господь наш Иисус Христос в Своей проповеди всегда обращался к конкретному живому человеку с личным призывом. Он не призывал Своих современников к свержению современного Ему политического строя, к перераспределению материальных благ, но говорил о духовном преображении человеческой личности, о нравственном перерождении каждого конкретного человека и всего человечества. Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный (Мф. 5, 48) - вот суть проповеди Господа Иисуса Христа.

Поэтому первоочередной заботой Православной Церкви является духовное и нравственное преображение человека. В основу этой тайны Христос полагает покаяние, то есть перемену ума, мыслей, сердца, искреннее стремление к изменению себя и духовному преображению. Спасение мира начинается со спасения отдельной человеческой личности. От того, как определит себя каждый отдельный человек по отношению к Богу, ближним и самому себе, то есть от его мировоззрения, и зависит в конечном итоге судьба окружающего мира. Через духовную заботу о человеке Православная Церковь способна повлиять на развитие и качественное улучшение и социальной сферы". [7]

 

III. Зависимость и причины её вызывающие.

1. По мнению Церкви.

Для того чтобы правильно понять принятое несколько лет назад решение о сотрудничестве Данилова монастыря и Патриаршего центра с группами самопомощи, мы предлагаем подробнее остановиться на самом понятии "зависимость" и постараться разобраться, кто такой зависимый человек, с точки зрения христианского мировоззрения. Ведь именно вера дает глубину понимания этого вопроса и причин, порождающих зависимость, а следовательно, может способствовать наиболее полному их устранению.

Еще в 1953 году Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) определила алкоголизм (так же, как и наркоманию) как прогрессирующее неизлечимое заболевание, характеризующееся зависимостью от всех видов препаратов, изменяющих сознание. Так что же это такое - грех или болезнь и так ли он неизлечим - об этом рассказывает иеромонах Иона (Займовский), начальник Отделения программ социальной и психологической помощи Патриаршего центра и руководитель направления по работе с наркозависимыми и алкоголиками Комиссии по церковной социальной деятельности при Епархиальном совете г. Москвы.

"Согласно православному учению, дух, душа и тело человека находятся в неразрывном единстве. У человека, страдающего любым видом химической зависимости, проявляются нарушения во взаимоотношениях с людьми, в разрыве необходимых социальных связей, физическом разрушении тела и психики. Алкоголизм (наркоманию и другие формы химической зависимости) можно считать единой болезнью, имеющей духовнопсихосоциобиологические корни, хронической и неизлечимой по сути.

Зависимость включает в себя и страсть (духовно-нравственный аспект), и болезнь (психический и физический аспекты), и генетическую предрасположенность.

С духовной точки зрения, проблема любой зависимости - в утрате человеком связи с Богом, потере нравственных смыслов и ориентиров и в стремлении заменить их любым суррогатом: алкоголем, наркотиками, деньгами, властью, сексом, работой, путешествиями и т.д. Это один из многочисленных способов бегства от реальной жизни, нежелание брать на себя ответственность, болезненная неспособность, не столько нежелание, сколько именно неспособность, невозможность адекватно реагировать на реальность. Причем для возможно полного понимания как самой проблемы зависимости, так и путей ее преодоления важно учитывать, что у алкоголиков и наркоманов и физиологический, и психо-эмоциональный механизмы также стремятся восполнить свою неполноценность.

С точки зрения биологии, химическая зависимость - это болезнь, в отличие, например, от пьянства, которое есть только грех. Разница в том, что пьяница может не пить. Алкоголик не пить не может. Организм требует постоянного поступления определенных веществ. Если человек, не алкоголик, перепил, ему плохо примерно так же, как если бы он съел несвежие продукты. Если пьет алкоголик, у него возникает синдром похмелья - жажда вновь принять алкоголь. Это жажда самого организма выпить яд, которым он отравился. Принимая даже небольшую дозу химического вещества, наркотика или алкоголя, человек теряет контроль, запускаются определенные процессы, которые сам он остановить не в силах.

Важное значение для понимания проблемы химической зависимости имеет генетический фактор. Медицине известно, что организм человека может нести в себе ту или иную предрасположенность: например, к определенному заболеванию. Наркология также говорит о наследственной, генетической предрасположенности к химической зависимости детей от родителей алкоголиков и наркоманов: человек рождается с перестроенной генетикой, у него на различных уровнях нет каких-то ферментов, способных обеспечить его здоровое состояние".

Об этом же говорит и Кирилл, митрополит Смоленский и Калининградский, справедливо добавляя, что одной из причин духовного неблагополучия человека, вызвавших ту или иную зависимость, могут быть и социальные условия:

"Причины алкоголизма и наркомании лежат внутри человека. Конечно, бывает предрасположенность к алкоголю, которая определяется генетически, такому человеку сопротивляться тяжелее, чем тому, у кого нет тяжелой наследственности.

Кроме того, социальные условия жизни толкают людей к порокам. Люди находятся в состоянии стресса и для разрядки употребляют алкоголь или наркотики. Одно дело жить в спокойной атмосфере, например, в уединении, в обители, или на лоне природы, на берегу моря. И другое дело иметь восьмичасовой рабочий день и два-три часа потратить на давку в общественном транспорте, затем бороться с житейскими тяготами, нехваткой денег, преодолевать семейные неурядицы и множество других трудностей. В данном случае правильно говорят, что алкоголизм - это социальная болезнь. Но при всем этом я уверен, что если человек даже в самых тяжелых условиях имеет приоритет духовной жизни над физической, если он умеет управлять своими страстями, опираясь на свою веру и мировоззрение, то он не станет алкоголиком. Поэтому алкоголизм, в каком-то смысле, - всегда результат духовного опустошения, ослабление способности человека управлять своими страстями". [1]

Анализируя представленные цитаты, можно сделать заключение, что причинами алкоголизма являются как внутреннее неустройство человека, кризис социальной жизни, так и сугубо генетические предпосылки. Что же касается соотношения греха и болезни, то иеромонах Иона (Займовский) выше выразил мнение православной церкви: «Алкоголизм - это болезнь, которая является следствием греховной природы человека». Итак, Церковь не осуждает алкоголика за его болезнь, но стремится помочь ему осознать и с Божьей помощью преодолеть это пагубное воздействие на его тело и душу.

 

2. По мнению медицинских работников.

Теперь же обратимся к тому, что говорят по поводу происхождения данного явления ученые медики, долгое время занимающиеся реабилитацией наркоманов и алкоголиков и интеграцией их в социум.

О соотнесении алкоголизма с духовным неблагополучием человека, а также с сильным влиянием наследственности высказался Братусь Борис Сергеевич, заведующий кафедрой общей психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, профессор, член-корреспондент Российской Академии Образования:

"Когда говорят об алкоголизме, часто путают две вещи: поведение человека, его отношение к спиртному и реакцию организма. На самом деле надо понимать, что алкоголизм - та же болезнь. Она имеет вполне определенные симптомы.

Жизнь организма имеет свои законы. И есть жизнь духа со своими законами. Если человек начинает пить, значит с его духом не все обстоит хорошо.

Алкоголизм или, давайте правильно называть, пока еще пьянство - симптом духовного неблагополучия. Но бывает и так: два человека согрешают - пьют, но один становится алкоголиком, а другой нет. Почему? Не потому что второй лучше или чище. Грех одинаков, но у первого неблагополучная наследственность. Таким образом, можно сказать, что со стороны тела алкоголизм - это болезнь, а со стороны духа - грех". [1]

Зыков Олег Владимирович, кандидат медицинских наук, доцент, Президент фонда "Нет Алкоголизму и Наркомании" (НАН), член Общественной палаты, главный врач наркологического диспансера №12 г. Москвы также определяет это пагубное явление как серьезное заболевание, порожденное целым рядом причин.

"Алкоголизм, также как и наркомания, - это, прежде всего, заболевание. ‹…› Если дать более емкое определение, то ‹…› это биопсихосоциодуховное заболевание, в котором основной причиной, провоцирующей страдание личности, является ее социодуховная зависимость от химического вещества, будь то алкоголь или наркотики. Духовные проблемы человек пытается решить с помощью химического вещества. Стал человек алкоголиком или наркоманом - это дело социального оформления жизни конкретной личности.

Грех это или болезнь? Я не специалист в области понятия греха. То, что это болезнь и что она имеет реальные корни, очевидно.

‹…› основная причина - неспособность человека по-другому взаимодействовать с миром. Ведь алкоголь и наркотик - это не более чем адаптоген, средство, с помощью которого человек адаптируется к окружающей среде. И если он, в силу разных обстоятельств, в силу своей склонности, вкусил этот простой способ решать свои проблемы, ему трудно потом от него отказаться. Дело не в том, что появляется биологическая зависимость, - появляется, прежде всего, психологическая зависимость, которая становится трагедией для пациента.

Проблема алкоголизма и наркомании в нашей стране в известной степени зависит от того, насколько вообще свободен человек". [1]

Не отрицая взгляд на болезнь как на следствие греха, Новикова Валентина Владимировна, председатель общественной организации "Наш путь" наркологического диспансера в Санкт-Петербурге, директор реабилитационного Центра, старший преподаватель кафедры психологии социальной работы Академии государственной службы при Президенте Российской Федерации основной акцент все же делает на роль наследственности при выявлении причин алкоголизма:

"Конечно, любая болезнь есть следствие греха. Не объедайся, соблюдай посты, делай все вовремя, не чревоугодничай - и не будет ни катара, ни гастрита, ничего подобного. Но не все так просто. По моим наблюдениям и по опыту людей, у которых я училась, - это мнение подтверждено множеством научных работ - алкоголизм, как и наркомания - страшная болезнь. Например, когда человек рождается с пороком, когда у него генетика перестроена, когда у него на различных уровнях нет каких-то ферментов, которые способны обеспечить его здоровое состояние, этим необходимо считаться. Таких людей много". [1]

Итак, наркологи не отрицают повреждения духовной сферы личности как первопричины, следствием которой и становится зависимость от различных химических веществ, но при этом не следует упускать из вида и роль неблагополучной наследственности. В вопросе, чем же все-таки является алкоголизм - грехом или болезнью - и медики, и представители Церкви сходятся на том, что это прежде всего болезнь, имеющая глубокие психосоциобиологические корни. А ведь грех и есть болезнь души, которая так или иначе может проявляться в виде телесных заболеваний.

Для нас важно понять, что преодоление этой болезни, поражающей все сферы жизни человека, возможно только в рамках длительной программы, направленной на исцеление всех сторон жизни человека: и духовной, и психической, и телесной, и социальной.

 

IV. Сообщество Анонимных Алкоголиков как один из методов борьбы с зависимостью.

1. История создания Сообщества Анонимных Алкоголиков.

Биржевой маклер Билл Вилсон, признанный с клинической точки зрения безнадежным алкоголиком и уже много лет колесивший на мотоцикле со своей несчастной, но оставшейся ему верной женой, неоднократно лечился в психиатрических лечебницах и практически был обречен на сумасшествие и смерть. Как-то после очередного посещения больницы он, потерянный и сломленный безуспешной борьбой с алкоголизмом, встретился со своим другом, который раньше тоже страдал от пьянства, но обрел трезвость благодаря духовному пробуждению. На Билла эта встреча оказала сильное воздействие. Спустя некоторое время он пришел к Богу, внутренне переродился и стал посещать религиозные собрания. Продолжая заниматься бизнесом, он воздерживался от спиртного примерно полгода, как вдруг по делам работы оказался в незнакомом городе Акроне, где у него случились неприятности. Он почувствовал сильную тягу к спиртному, но понимал, что если выпьет, то для него опять начнется путешествие в страну отчаяния. Наконец здравомыслие одержало верх, и он решил попробовать отыскать другого алкоголика, чтобы поделиться с ним своими проблемами.

10 июня 1935 года в городе Акроне штата Огайо Билл позвонил в местную церковь и нашел адрес одного пьяницы - прихожанина этой церкви, хирурга Роберта Смита (доктора Боба). В этот день он был уже пьян и с великой неохотой согласился уделить странному незнакомцу не более 15 минут. Эта легендарная встреча, которую многие считают днем рождения "АА", длилась более шести часов! В процессе ее Билл и доктор Боб обнаружили, что если алкоголики встречаются друг с другом не с целью выпить, а для того, чтобы поделиться опытом и надеждами обретения трезвости, то они не осуждают и понимают друг друга на таком глубинном уровне, на котором их не может понять ни лучший друг, ни любящая жена, ни священник, ни хороший врач. Вскоре они пришли к выводу, что их трезвость укрепляется еще больше, когда они делятся своим опытом обретения ее с другими, и уже по прошествии нескольких месяцев в Акроне (штат Огайо) стала регулярно собираться небольшая группа трезвых алкоголиков.

Люди, от которых как от безнадежных алкоголиков отказались врачи, спасли не только свои жизни. Они, став основателями движения "АА", помогли обрести трезвость и начать новую жизнь миллионам других людей.

Сначала было много ошибок и совсем мало успехов. Потом появились первые три группы, у которых что-то получалось: в Акроне, Нью-Йорке и Кливленде. Члены возникшего содружества решили описать свой опыт - к тому моменту число выздоравливающих алкоголиков составляло около ста человек. Книга, вышедшая в 1939 году, называлась "Анонимные алкоголики" - так же стала называться и вся организация. Неожиданно эта книга стала невероятно популярной. В течение нескольких следующих лет алкоголики присоединялись к содружеству десятками тысяч. Постепенно члены сообщества сформулировали свои принципы и правила - сегодня они известны как Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций. Двенадцать Традиций - это способ выживания каждой отдельной группы, да и всего Содружества в целом, тогда как Двенадцать Шагов - путь выздоровления каждого алкоголика. Они представляют собой наилучшие, основанные на практическом опыте ответы на вопросы: "Как Сообщество "АА" может лучше всего работать?" и "Каков наилучший способ сохранения единства Сообщества "АА" и его выживания?"

Сегодня, спустя десятилетия, "АА" - это организация, которая поддерживается только добровольными пожертвованиями своих членов, не имеет ни устава, ни штатных сотрудников, ни организационной структуры, не занимается рекламой, не получает помощи извне и не располагает какими-либо средствами для расширения деятельности, кроме энтузиазма своих членов.

Сейчас приблизительно в 150 странах "АА" имеет более чем 100'000 групп и насчитывает в своих рядах свыше 4'000'000 членов.

Эта Программа пришла в нашу страну из-за океана, но ориентирована она на общечеловеческие ценности: веру в Бога, любовь к людям, стремление к взаимопомощи, добру и самосовершенствованию.

 

2. Основные положения Сообщества "АА".

Анонимные Алкоголики - это общество, объединяющее мужчин и женщин, которые делятся друг с другом своим опытом, силами и надеждами с целью помочь себе и другим избавиться от алкоголизма.

Единственное условие для членства в "АА" - это желание бросить пить. Члены "АА" не платят ни вступительных, ни членских взносов. Группы "АА" содержат себя благодаря добровольным пожертвованиям.

"АА" не связано ни с какой сектой, вероисповеданием, политическим направлением, организацией или учреждением; стремится не вступать в полемику по каким бы то ни было вопросам, не поддерживает и не выступает против чьих бы то ни было интересов.

Цель "АА" - оставаться трезвыми и помочь другим алкоголикам обрести трезвость.

Постепенно члены Сообщества сформулировали свои принципы и правила - сегодня они известны как Двенадцать шагов и Двенадцать традиций.

Стержнем всей деятельности "АА" является Программа из 12-ти этапов (шагов). Она дает представление о том, как члены-основатели "АА" достигли трезвого образа жизни. Эти этапы по сути являются христианскими принципами. Хотя они настолько просты, что их способен понять даже человек с затуманенным алкоголем сознанием, они в то же время так глубоки, что любой из нас может затратить всю свою жизнь на их осуществление и не исчерпает до конца их духовного потенциала.

Вот эти шаги:

1. Мы признали свое бессилие перед алкоголем, признали, что мы потеряли контроль над собой.

2. Пришли к убеждению, что только Сила, более могущественная, чем мы, может вернуть нам здравомыслие.

3. Приняли решение препоручить нашу жизнь и нашу волю Богу, насколько мы Его понимаем.

4. Глубоко и бесстрашно оценили себя и свою жизнь с нравственной точки зрения.

5. Признали перед Богом, собой и каким-либо другим человеком истинную природу наших заблуждений.

6. Полностью подготовили себя к тому, чтобы Бог избавил нас от наших недостатков.

7. Смиренно просили Его исправить наши изъяны.

8. Составили список всех тех людей, кому мы причинили зло, и преисполнились желанием загладить свою вину перед ними.

9. Лично возмещали причиненный этим людям ущерб, где только возможно, кроме тех случаев, когда это могло бы повредить им или кому-либо другому.

10. Продолжали самоанализ и, когда допускали ошибки, сразу признавали это.

11. Стремились путем молитвы и размышления углубить соприкосновение с Богом, насколько мы Его понимаем, молясь лишь о знании Его воли, которую нам надлежит исполнить, и о даровании силы для этого.

12. Достигнув духовного пробуждения, к которому привели эти шаги, мы старались донести смысл наших идей до других алкоголиков и применять эти принципы во всех наших делах.

Основа движения "АА" - группы самопомощи. Человеку, впервые в жизни столкнувшемуся с этой бедой, трудно самому найти пути решения. Кроме того, люди, страдающие алкоголизмом или наркоманией, часто скрывают свои проблемы и потому очень одиноки. В группах они могут увидеть, что "здесь такие же, как и они" и открыто поделиться своими переживаниями. Когда объединяется опыт сотен людей, он как бы суммируется и помогает многим. Работая в группе по 12-шаговой программе, человек начинает понимать, что он живет в мире, где необходимо просить помощи, что он сам нуждается в помощи людей, Церкви, Бога.

Согласно традиции "АА", группой могут назвать себя двое или более алкоголиков (или наркоманов), при условии, что как группа они сами себя обеспечивают, не привлекая средства извне.

Члены "АА" помогают друг другу путем проведения еженедельных собраний, индивидуальных шефских программ и круглосуточной помощи по телефону.

Собрания могут быть двух типов: закрытые - только для алкоголиков, и открытые, - где может присутствовать любой желающий. Закрытые собрания позволяют их участникам более откровенно говорить о своих переживаниях, часто болезненных. Хотя многие открытые собрания проходят в форме обсуждения, в большинстве групп принят более строгий порядок ведения: обычно они состоят из выступлений об опыте собственной борьбы с алкоголем, проявлениями болезни, духовным бессилием, а также об обпыте выздоровления.

Для собраний "АА" характерен доверительный тон, честность и открытость. Как правило, скрытность и неискренность обнаруживают только те, кто еще не признал свою зависимость от алкоголя. Для участников дружеская атмосфера позволяет вновь ощутить почти потерянное самоуважение и надежду на обретение долгожданной трезвости.

Большинство членов "АА" обнаружили, что регулярное посещение собраний является существенным моментом для поддержания их выздоровления. Новичков поощряют посещать собрания настолько часто, насколько это возможно.

Принципы, обеспечивающие выживание и рост групп самопомощи называются Традициями. Двенадцать Традиций "АА" значат для жизни всего Содружества то же, что и Двенадцать Шагов для выздоровления каждого алкоголика члена "АА".


 

 

 

 

Вот эти Традиции:

1. Наше общее благополучие должно стоять на первом месте; личное выздоровление зависит от единства "АА".

2. В делах нашей группы есть лишь один высший авторитет - любящий Бог, воспринимаемый нами в том виде, в котором Он может выражать Себя в нашем групповом сознании. Наши руководители всего лишь облеченные доверием исполнители, они не приказывают.

3. Единственное условие для того, чтобы стать членом "АА" - это желание бросить пить.

4. Каждая группа должна быть вполне самостоятельной, за исключением дел, затрагивающих другие группы или "АА" в целом.

5. У каждой группы есть лишь одна главная цель - донести наши идеи до тех алкоголиков, которые все еще страдают.

6. Группе "АА" никогда не следует поддерживать, финансировать или предоставлять имя "АА" для использования какой-либо родственной организации или посторонней компании, чтобы проблемы, связанные с деньгами, собственностью или престижем, не отвлекали нас от нашей главной цели.

7. Каждой группе "АА" следует полностью опираться на собственные силы, отказываясь от помощи извне.

8. Сообщество Анонимных Алкоголиков должно всегда оставаться непрофессиональным объединением, однако наши службы могут нанимать работников, обладающих определенной квалификацией.

9. Сообществу "АА" никогда не следует обзаводиться жесткой системой управления; однако мы можем создавать службы или комитеты, непосредственно подчиненные тем, кого они обслуживают.

10. Сообщество Анонимных Алкоголиков не придерживается какого-либо мнения по вопросам, не относящимся к его деятельности; поэтому имя "АА" не следует вовлекать в какие-либо общественные дискуссии.

11. Наша политика во взаимоотношениях с общественностью основывается на привлекательности наших идей, а не на их пропаганде; мы должны всегда сохранять анонимность во всех наших контактах с прессой, радио и ТВ.

12. Анонимность - духовная основа всех наших Традиций, постоянно напоминающая нам о том, что главным являются принципы, а не личности.

На индивидуальном уровне анонимность обеспечивает для всех членов "АА" гарантию того, что о них не станет известно как об алкоголиках за пределами комнат, в которых проходят собрания, что особенно существенно для новичков. Однако в своих личных отношениях с людьми члены "АА" вольны говорить о себе как о выздоравливающих алкоголиках. Принцип анонимности имеет огромное духовное значение. Он напоминает участникам движения о том, что они должны отдавать предпочтение принципам, а не личностям, что они должны на практике следовать принципу подлинного смирения. Это необходимо для того, чтобы дарованное им огромное благо никогда не испортило их, чтобы в своей жизни они всегда с благодарностью размышляли о Нем, стоящим над всеми нами.

Когда в США в период Великой депрессии проблема алкоголизма вышла на первый план, представляя угрозу для здоровья всей нации, ее решением стали заниматься на государственном уровне. В штаге Миннесота в 50-х годах прошлого века одновременно в трех лечебных учреждениях начали вводить новые программы. Одной из важнейших составляющих миннесотской модели стала комплексность подхода, отражающая сложность самой проблемы химической зависимости как духовного-психо-социо-биологического заболевания. Были разработаны многоаспектные формы лечения и адаптации, а также профилактические, просветительские, образовательные и координирующие виды деятельности.

Таким образом возникла миннесотская модель, в основу которой (в сочетании с научным подходом - знаниями, накопленными психологами и наркологами) был положен опыт "АА", к тому времени уже хорошо известный и зарекомендовавший себя как наиболее эффективный.

Здесь врачи-наркологи могли снять пациенту абстинентный синдром, психологи - проработать те проблемы, которые прежде заставляли его бежать за бутылкой, консультант по вопросам брака - подсказать как войти в нормальные отношения с обществом и со своей семьей, социальные работники - проконсультировать как лучше сориентироваться в жизни после лечения, найти работу или приобрести специальность, священник - помочь задуматься о духовных причинах своей болезни и ответственности за свою жизнь.

В основу деятельности консультантов миннесотской модели был положен личный опыт.

Комплексность состоит еще и в том, что для такой работы необходимо огромное число обученных специалистов с целевой подготовкой, имеющих по сути дела новую специальность, еще никому не известную, в общих чертах предполагающую консультирование (по разным направлениям) в вопросах химических зависимостей. Подготовка и серьезное обучение таких сотрудников - еще одна часть миннесотской модели.

На основе 12-шаговой программы "АА" была также разработана Программа для Анонимных Наркоманов (АН), имеющая общие с "АА" принципы и традиции. Сегодня АН - одно из самых известных и мощных движений помощи наркоманам во всем мире. В последнее время большой проблемой общества стала еще одна из социальных зависимостей - пристрастие к азартным играм. Так появились группы Анонимных Игроков, работающие по тем же 12-ти шагам.

3. Можно ли считать группы "АА" религиозными группами и применять к ним догматические и канонические оценки?

В настоящее время в церковной среде ведутся дискуссии о том, насколько религиозным является движение "Анонимных алкоголиков" и о том, совместимо ли оно с учением Православной Церкви. Некоторые священнослужители относятся к нему негативно, т.к. считают, что происходит подмена церковных таинств и людей под предлогом борьбы с алкогольной зависимостью вовлекают в новую секту.

Этот вопрос очень важен и серьезен, поэтому требует детального рассмотрения.

Общепринято, что религия определяется наличием трех признаков: учения о высших силах; учения, регламентирующего отношения с высшими силами; организации людей, реализующей практику связи с высшими силами, воплощая в жизнь первые два пункта.

Остановимся подробно на каждом из этих признаков.

Признают ли участники групп самопомощи Высшую Силу? Безусловно, да. Существует ли, например, у "АА" некое учение о конкретных высших силах и, что самое важное, существует ли разработанная практика, направленная именно на осуществление связи с конкретными высшими силами? Существует ли у "АА" учение о посмертной жизни? Ответ очевиден - нет. В группах "АА" настаивается, что каждый молится так, так как он это понимает. Церковный запрет на молитву с представителями других религий тут не действует, поскольку все собравшиеся молятся не некоему единому навязанному со стороны "АА" божеству, а каждый молится тому Богу, которому он лично доверяет.

Вспомним пример с пророком Ионой. Когда началась буря, то все корабельщики стали молиться свои богам. При этом самому Ионе не ставилось в вину то, что плавал с язычниками и был среди молящихся иноверцев. Подобно этому и алкоголики. Они все в группах самопомощи могут взывать своим богам, но те из них, кто ведает Истинного Бога, воззовет к Нему.

Если на собрание придет христианин, то Сообщество Анонимных алкоголиков предоставляет ему возможность молиться именно Господу Иисусу Христу, в то время как пришедший мусульманин будет лично обращаться в молитве к своему Богу. Группы "АА" нашли уникальный механизм, который помогает людям сделать первый шаг к исцелению через свою веру, но при этом сохраняется религиозная и культурная самоидентификация.

Для любого образованного человека этого рассуждения должно быть достаточно, чтобы честно согласиться с тем, что о себе говорят представители групп самопомощи. Они утверждают свою внерелигиозность и ставят своей целью помочь несчастным людям, больным алкоголизмом, наркоманией или другой зависимостью.

Для человека, знакомого с обсуждаемым вопросом не понаслышке, очевидно, что обвинение движения "АА" в религиозности - это невежество. Программа движения не содержит никаких конфессиональных идей. Обвинение "АА" в экуменизме и сектантстве тоже лишены основания. Сектантство имеет очевидную симптоматику: наличие харизматического ("исключительно одаренного") лидера, систему тайн и ограбление. Сначала - духовное, а потом обязательно и физическое. В обществе "АА" очень прочные традиции, которые противостоят появлению харизматических лидеров.

Церковь сотрудничает с разными организациями, но не требует от них церковности. Если бы "АА" выдавали себя за Церковь, то следовало бы требовать догматической точности, но они не выдают себя за Церковь. У нас нет и не может быть к ним ни догматических, ни канонических претензий.

Хотелось бы отметить, что при решении спорных вопросов в Церкви необходимо руководствоваться следующими свидетельствами Священного Писания:

а) притча о плевелах.

Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем; когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел; когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы. Придя же, рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы? Он же сказал им: враг человека сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их? Но он сказал: нет, - чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою (Мф. 13: 24-30);

б) и они пошли и вошли в селение Самарянское; чтобы приготовить для Него; но там не приняли Его, потому что Он имел вид путешествующего в Иерусалим. Видя то, ученики Его, Иаков и Иоанн, сказали: Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал? Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать (Лк. 9: 52-56);

в) рабу же Господа не должно ссориться, но быть приветливым ко всем, учительным, незлобивым, с кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины, чтобы они освободились от сети диавола, который уловил их в свою волю (2Тим. 2: 24-26);

г) умоляю вас поступать достойно звания, в которое вы призваны, со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг ко другу любовью, стараясь сохранять единство духа в союзе мира (Еф. 4: 1-3);

д) будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением (1 Петр. 3: 15);

е) Мудр ли и разумен кто из вас, докажи это на самом деле добрым поведением с мудрою кротостью (Иак. 3: 13);

ж) слышу, что, когда вы собираетесь в церковь, между вами бывают разделения, чему отчасти и верю. Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные (1Кор. 11: 18-19);

з) Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал. 5:22-23).

Некоторые традиции групп "Анонимных Алкоголиков" сильно смущают часть православной общественности, звучат обвинения в сектантстве в адрес этого движения. Для разъяснения спорного вопроса обратимся к интервью 2003 года, данному Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II наместнику Данилова монастыря архимандриту Алексию (Поликарпову), [1] а также к мнению других церковнослужителей, пользующихся несомненным авторитетом и лично знакомых с деятельностью "АА".

Вопрос: Взгляды священников Русской Православной Церкви на проблему алкоголизма и наркомании зачастую различаются. Некоторые считают, что нужно использовать чисто духовный метод борьбы: молебны, акафисты, проживание в монастырях, посты, зароки воздержания, паломнические поездки и т. д. В то же время другие священники приветствуют и поддерживают практику "АА" и АН. Как Вы думаете, почему мнения священников разделились?

Ответ: Причиной подобного разномыслия является сложность проблемы алкоголизма и наркомании. Как уже много раз было отмечено, именно совместные усилия медиков, психологов и священников наилучшим образом способствуют преодолению алкогольной и наркотической зависимости.

Следует помнить, что выздоравливающий человек остро нуждается в заполнении своей душевно-духовной сферы, ранее заполненной наркотиками и алкоголем. И если Церковь не будет сотрудничать с обществами "Анонимных алкоголиков" и "Анонимных наркоманов", как, впрочем, и со многими другими подобными организациями, успешно работающими во всем мире, то ими займутся секты.

Вопрос: Некоторых священников смущает то, что на собраниях "АА" участники во время заключительной молитвы держат друг друга за руки. Но самым главным камнем преткновения является выражение: "Высшая Сила - Бог, как каждый Его понимает". Хотя в Программе говорится о Господе, о Боге, Который есть любовь. Но понятие "Высшая Сила" предлагается для неверующих алкоголиков и наркоманов, а таких в России очень много. Каково Ваше мнение по этому поводу?

Ответ: Традиции внешнего порядка, сформировавшиеся в подобных обществах, не имеют принципиального значения. Если люди, нуждающиеся в исцелении от страшной язвы, обращаются душой к Богу, то неразумно закрывать перед ними двери Церкви только потому, что они держатся за руки, стоя на молитве. Несомненно, высоты богословия могут быть поначалу недоступны им. Однако это не означает, что в практической деятельности по реабилитации алкоголиков и наркозависимых следует сознательно упрощать те или иные положения христианской веры. Такая деятельность должна быть неразрывно связана с катехизаторскими мероприятиями, с вовлечением страждущих от алкоголя и наркотиков в полноценную церковную жизнь.

Методы Сообщества Анонимных Алкоголиков, в частности обращение к Богу как к Высшей Силе, допустимы при работе с недостаточно воцерковленными людьми - считает Антоний, митрополит Сурожский и говорит о взаимопомощи, лежащей в основе деятельности "АА".

"Я думаю, что все светлое, вдохновляющее и целительное, если человек находит это внутри себя, пусть даже не зная о Боге, - от Бога". [1]

"Я думаю, потому что их (священников, которые против "АА" - прим. сост.) учили в семинарии, что все вопросы можно решать только духовно. Они полагают, что это лишь духовная проблема. А духовного разрешения у них нет, потому что ни опытом, ни знаниями по этому вопросу они не обладают.

Вот человек искренне кается, причащается, от всей души молится, ведет духовную жизнь достаточно долго, лет пять, а потом срывается и опять пьет. Бывают такие случаи, и их немало. Человек не знает, что ему делать. Некоторые кончают жизнь самоубийством от отчаяния: "Господи, я в Тебя верю, я причащаюсь, а Ты мне не помогаешь. Я Тебя прошу, почему Ты мне не помогаешь?"

Я думаю, что Бог может ответить так: "Вот Я тебе дал пятилетний перерыв, Я тебе показал, что ты можешь не пить. Теперь смирись, обратись к таким же, как ты. Не в одиночку, а с ними попытайся справиться со своей бедой, и ты увидишь, что и в тебе вырастут силы, и другие люди тебе помогут, и ты поможешь другим".

Некоторые священники против организации "АА" еще и потому, что они слишком надеются на свои священнические силы, они не знают проблемы - это первое и самое важное.

Да. Есть такие направления медицины, которые духовные лица отвергают. Люди просто плохо разбираются в предмете. Возможно, в России их еще отпугивает и то, что движение "АА" пришло из Америки." [1]

"Мне представляется, что для того чтобы сообщество "АА" могло охватывать неверующих, воспитанных в среде атеизма людей, слово "Бог" заменили словосочетанием "Высшая Сила, как каждый Ее понимает, Сила, более могущественная, чем я". Например, я встречал людей, которые не верят в Бога, они не могут пока в Него поверить, но они уважают Церковь. Для них понятие "Высшая Сила" более приемлемо.

Я думаю, что если человек даже не знает о Боге, но действует согласно с Божьими дарованиями, он может открыть Путь. Я вспоминаю один разговор. Ко мне подошел молодой офицер и говорит: "Судя по вашему облачению, вы верующий?" Я говорю: "Да". Он продолжает: "А вот я - безбожник, что вы на это скажете?" Отвечаю ему: "Мне очень вас жалко". Офицер спрашивает: "А что у меня общего с Богом, чтобы я в Него верил?" Я ему говорю: "А вы во что-нибудь верите?" Отвечает: "Да. Я верю в человека". Я сказал: "Вот это у вас с Богом общее. Только Бог верит в человека гораздо больше, чем вы. Он человека создал, Он Сам стал Человеком, Он за него умер, и Он продолжает нас любить, несмотря на то, что мы такие". Он на меня посмотрел и сказал: "Эх, так об этом подумать стоит!" Так вот, понимаете, этот человек неверующий, но у него с Богом общая вера в человека. Так что я считаю, что эту фразу: "Высшая Сила" - вполне можно применять". [1]

Одной из причин негативного отношения к Сообществу Анонимных Алкоголиков со стороны некоторой части православной общественности Алексий, архиепископ Орехово-Зуевский называет недостаточную информированность. Также владыка говорит о том, что порой в среде священства недостаточно любви к человеку, к личности, есть терпение, но мало смирения, мало готовности выслушивать конкретные проблемы конкретного исповедника, особенно если он страдает тем или иным видом зависимости.

"Против - из-за кичливости и незнания. Многие священники совершенно не знакомы с этой нелегкой проблемой и не знают Программы "АА". Они безапелляционно выносят свои суждения, и, подчас, негативные. Чтобы говорить об алкоголизме и наркомании, эту проблему нужно изучать, ее нужно знать, нужно хотя бы прочитать одну две книги, посетить хотя бы одно собрание.

Еще, можно сказать, это происходит из-за отсутствия любви, которая есть дар Божий, из-за неуважения к личности. Подчас священник через силу, нехотя, с плохо скрываемым отвращением выслушивает пришедшего к нему трясущегося алкоголика. Он думает, что тем самым вырабатывает в себе смирение, но "от терпения до смирения очень большое расстояние" [1].

О недопустимости формализма при оценке деятельности движения "АА" говорит и игумен Петр (Мещеринов). Он также обращает внимание на то, что возникновение данной проблемы свидетельствует не столько о сомнительности методов работы "АА", могущих ассоциироваться с сектантством, сколько о нездоровом настроении и недоверии Господу той части Церкви, которая активно не приемлет эту организацию.

"Реабилитационная программа "12 шагов" вызывает ожесточенное отторжение некоторой части православной общественности. Мне хочется сказать о тех проблемах, которые высветились в церковной среде благодаря соприкосновению с "АА". Вот главный вопрос - какие мы, православные? Что для нас наша вера, наша Церковь? И вот что видно: мы всего боимся. Дал нам Бог духа не боязни, но силы и любви и целомудрия (2 Тим. 1, 7); ничего этого нет в нашей жизни.

Мы боимся того, что люди на собраниях "АА" берутся за руки. Другими словами, мы боимся элементарного проявления человеческой солидарности. Это - плод нашего православного христианства? Мы боимся "недогматических молитв"; что же, давайте во всех случаях жизни читать только "Символ веры" и ни в коем случае не обращаться к Богу с различными нуждами своими словами. Этому учит нас Православие? Мы ежимся от того, что люди, еще не нашедшие Христа, но уже обращающиеся к Богу и ищущие Его помощи и поддержки, называют Его "Высшей Силой". А что, Бог - не Высшая разве Сила? Если бы Его назвали, ну скажем, "низшим бессилием" - то да, тогда бы мы справедливо возмутились бы. А когда называется одно из имен Бога и мы начинаем шуметь, что это плохо, опасно и проч., значит Православие для нас - это не дух любви, силы и целомудрия, но всего лишь лексика. Не соответствуешь лексике - значит, не православный, так получается. Итак, христианство - это лексика. Вот что для нас наша вера и наша Церковь: не любовь Христова, не сама жизнь, а внешние десятистепенные вещи. В Евангелии такое состояние души называется фарисейством и объявляется Господом хулою на Духа Святого, грехом, который не простится ни в сем веке, ни в будущем (Лк. 12, 10).

Часто говорят и пишут, что "АА" - западная вещь, нам не подходит, у нас свои методы борьбы с алкоголизмом. Это очень хорошо. Пусть будет разнообразие опыта. Но, встает вопрос, где они, эти методы? Где плоды нашей деятельности, которую мы могли бы противопоставить опыту "АА"? В том-то и дело, что реальных плодов, сколько-нибудь массовых, нет. Отдельные случаи не показатель. Если бы у нас была успешная тиражируемая система реабилитации, которую можно было противопоставить "АА" - тогда наши речи имели бы вес. А так ничего своего не имеем, а только злобствуем; спрашивается, как к нам будут относиться внешние? Факты говорят о том, что с середины 90-х серьезного роста "православной наркологии" нет. "АА" - прекрасно развиваются.

Какая цена нашему Православию на деле, а не на словах? Противники "АА" утверждают, что у нас есть дореволюционный опыт обществ трезвости, а "АА" пришли с запада, следовательно, они плохи. Откройте словарь Брокгауза и Эфрона, и почитайте о братствах трезвости в России. Зародились-то они в Америке (да-да! вот насмешка истории!) в конце XVIII века и только десятилетия спустя появились в России.

Каким призвано быть церковное отношение к "АА", а также к другим новым или западным вещам, касающимся реабилитационной, социальной (напр., ювенальная юстиция) и прочих сфер деятельности? Как известно, у Церкви есть два подхода. Первый называется "акривией" - это строгое, буквальное соблюдение канонов. Второй - "икономией", то есть снисходительным, пастырским отношением к жизни. Исторически Церковь всегда в 99 % случаев использовала икономический подход и крайне редко, в случаях особой и крайней необходимости, руководствовалась акривией. Перед нами не просто абстрактная проблема, а горе, несчастье, болезнь, поломанные жизни алкоголиков и членов их семей, по большей части нецерковных, порой неверующих. Появляется метод, реально помогающий. Как должна действовать Церковь? Разумеется, церковно, руководствуясь словами апостола Павла: всё испытывайте, хорошего держитесь (1 Фесс. 5, 21) и исходя из крайнего пастырского снисхождения. Не нужно придавать догматического значения "Высшей Силе" и тому, что люди берутся за руки. Не нужно придумывать, что собрания "подменяют" Таинство Исповеди, а нужно просто потерпеть немощь и несовершенство пришедших на собрание больных людей (именно об этом, кстати, говорил и Патриарх: "Традиции внешнего порядка, сформировавшиеся в подобных сообществах, не имеют принципиального значения. Если люди, нуждающиеся в исцелении от страшной язвы, обращаются душой к Богу, то неразумно закрывать перед ними двери Церкви только потому, что они держатся за руки, стоя на молитве. Несомненно, высоты богословия могут быть поначалу недоступны им…"). И практика показывает правильность этого подхода: многие воцерковляются и становятся православными христианами… А акривией тут ничего не добьешься, тем более что в основе ее в данном случае лежит не разумное соблюдение интересов Церкви, а совершенно детские аргументы "не наше - значит, плохое", порождающие злобу и мракобесие в церковной упаковке.

Нередко можно слышать претензии в адрес государственных и общественных деятелей, использующих в своей практике не одобряемые Церковью методы социальной работы, и голоса о недопустимости сотрудничества с ними Церкви. Во-первых, нужно совершенно отчетливо понимать, что мы не можем предъявлять церковные претензии нецерковным людям. Представьте, что мы пришли в английский парламент, взобрались на трибуну и выступили с горячей и, может быть, совершенно правильной речью… на русском языке. Уместны ли будут наши обиды и претензии к британским парламентариям, что они нас не поняли и вдобавок еще выражали свое недовольство? Не должны ли были мы обратиться к англичанам на английском языке или хотя бы воспользоваться услугами переводчика? Так и тут. Люди исходят из того, что кажется им добрым, нужным и полезным стране и людям. Априори считать, что в их деятельности они должны исходить исключительно из церковных позиций, и укорять их в том, что они из нее не исходят - ошибочно и нереалистично.

Во-вторых, мы должны быть компетентны, и если мы вмешиваемся в спор наркологов, скажем, о допустимости или недопустимости для лечения наркомании малых доз легких наркотиков, то мы должны быть вооружены специфическими профессиональными знаниями, а не кричать "с кондачка" идеологические лозунги. Кроме того, должна быть выработана четкая и ясная позиция Церкви по тому или иному обсуждаемому вопросу - Церкви, а не того, что какой-либо батюшка сказал одно, церковная газета - другое, православная радиостанция - третье, а какой-нибудь сайт - четвертое.

В-третьих, пусть даже мы убедились, что те или иные взгляды названных государственных и общественных деятелей на самом деле противоречат церковному учению. Как быть? Истерически анафематствовать? А будет ли от этого польза делу? Ведь за нами, кроме слов, как я уже сказал, по большей части, увы, ничего не стоит; а реальная возможность социальной работы - хотим ли мы этого или не хотим - в руках чиновников. Нужно именно сотрудничать и использовать для этого любую возможность. Если сотрудничество с нашей стороны совершается в духе Евангелия и Церкви, а не с позиции превозношения, назойливого учительства и "предъявления претензий", то постепенно, со временем истинный дух Христов, действующий через нас, приводит людей к пониманию позиции Церкви и к корректировке, а то и к изменению взглядов о добре и зле в христианскую сторону. И это единственный возможный для нас путь. Но тут уже все упирается в нас, а не в "плохих", "глобалистских", "продавшихся Западу" и проч. чиновников. Сможем мы явить Церковь как деятельную любовь Христову - изменятся и чиновники, и обстановка в стране. Не сможем, будем продолжать бессмысленный обличительный шум - ничего не добьемся, только окончательно дискредитируем Церковь в глазах внешних. Уже и так нас, православных, многие воспринимают по меньшей мере как неадекватных, зашоренных, всего боящихся и нередко непорядочных людей. Переломить такое восприятие - наша задача, и начинается она с того, что обличения, направленные на внешних, мы покаянно обратим на самих себя. Тогда перед нами откроется немалое поле для работы над нашими, а не чьими-то, ошибками.

Сейчас от Церкви нужна какая-то смиренная мудрость. А начинать нужно с того, чтобы с пониманием относиться к опыту групп Анонимных алкоголиков. Если выздоровление подтолкнет людей к духовному росту, то очевидно, что они не в какое-то другое место пойдут, а в тот храм, при котором работает группа. В силу сказанного, сотрудничество может быть только тогда, когда мы - Церковь - сделаем первый пастырский шаг, впустим "на нашу территорию" группы самопомощи".

V Отношение Православной Церкви и представителей наркологии к "АА".

1. Официальная позиция Русской Православной Церкви.

Позиция священноначалия Русской Православной Церкви по отношению к Сообществу Анонимных Алкоголиков и совместимости реализуемой ими программы "12 шагов" с православным вероучением частично уже была изложена нами в предыдущей главе. Теперь же остановимся на этом вопросе более подробно и для того, чтобы иметь целостное представление, приведем высказывания различных церковных деятелей, так или иначе знакомых с работой групп "АА".

В первую очередь обратимся к уже упоминавшемуся нами интервью 2003 года со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II.

Вопрос: Ваше Святейшество! Возможно ли противостояние общественных сил порокам алкоголизма и наркомании? Как Вы считаете, наркомания и алкоголизм - это грех или болезнь? Является ли алкогольная и наркотическая зависимость лишь психосоматическим явлением или это более сложная проблема личности? И самое главное - как может Церковь противостоять этой беде?

Ответ: Проблему наркомании и алкоголизма нельзя рассматривать без учета духовной обстановки в России. С одной стороны, мы являемся свидетелями всестороннего развития церковной жизни: восстанавливаются ранее поруганные и разрушенные храмы и монастыри, открываются духовные школы, издается православная литература.

Однако духовно-нравственное состояние общества по-прежнему доставляет много поводов для беспокойства. Десятилетия гонений, которым подвергалась Церковь, экономические и социальные потрясения, проповедь "легкой и красивой" жизни, поток псевдокультуры, обрушившийся на нашу страну, - все это приносит весьма печальные плоды. К пьянству, терзающему наш народ уже не одно столетие, прибавилась новая беда - наркотики, причем это зло в основном распространяется среди молодого поколения. Статистические данные свидетельствуют о том, что каждый третий студент и ученик старших классов уже знаком с наркотиками на собственном опыте. Заставляют содрогнуться и цифры, свидетельствующие о детской преступности, теснейшим образом связанной с наркоманией и наркобизнесом. В последнее десятилетие значительно возросла алкоголизация России. По разным данным, не менее 20% населения подвержены алкоголизму. Из них лишь незначительная часть пытается хоть как-то бороться с пороком. В состоянии алкогольного опьянения совершается огромное количество преступлений. В немалой степени это обусловлено тяжелым наследием государственного атеизма, исторгавшего из человеческих сердец имя Божие и непреходящие Евангельские ценности. Поэтому важнейшей задачей сегодняшнего дня мы считаем не только воссоздание поруганных святынь, но и возрождение человеческих душ.

По глубокому убеждению Церкви, пьянство и наркомания - это грех, ставший болезнью. Мы знаем, как подчас трудно человеку, поработившему себя алкоголю или наркотикам, освободиться от пут страсти, разрушающей душу и тело. В такой ситуации работа врачей и психологов незаменима. Однако помощь будет эффективной лишь в том случае, если не будет ограничиваться мерами медицинского характера. Зависимость от рюмки и наркотика - прежде всего серьезный духовный недуг, ложная попытка заполнить внутреннюю пустоту, заглушить боль, уйти в иллюзорный мир. Поэтому Церковь требует от своих служителей и чад активности, обращаясь к каждому из них словами апостола Павла: Проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием (2 Тим. 4, 2). Пастырские беседы, исповедь, причащение Святых Тайн Христовых приводят алкоголика или наркомана к здоровой, активной жизни, возвращают его семье и обществу.

Необходима консолидация усилий Церкви и государственных структур, прежде всего медицинских. Уже сейчас некоторые священники активно занимаются помощью наркоманам и алкоголикам. Создаются церковные реабилитационные центры, братства и сестричества. Убежден, что эта деятельность будет расширяться и приносить благие плоды.

Вопрос: Помимо медикаментозных методик лечения от наркомании и пьянства существуют так называемые духовно ориентированные программы. Одна из самых известных - Программа Двенадцати Шагов, используемая всемирно известным сообществом "Анонимные алкоголики" ("АА") и "Анонимные наркоманы" (АН). Практически во всех странах мира существуют группы самопомощи "АА" и АН. Насколько применимо подобное начинание в России?

Ответ: Не следует с ходу отвергать и порицать идеи, даже если они рождены вне Православия, которые служат благу людей. Опыт, накопленный в Сообществах "Анонимных алкоголиков" и "Анонимных наркоманов", не должен быть проигнорирован в России - напротив, он должен стать предметом пристального изучения. Однако следует помнить, что методики, эффективно работающие за рубежом, иногда могут быть неприменимы у нас. Полагаю, что в условиях России и других православных стран, где десятки миллионов людей связывают духовное здравие с отеческой верой, нужно попытаться наполнить эти программы нашим религиозно-нравственным содержанием, сочетать их медицинские и психологические достижения с православной духовной основой.

Итак, Святейший Патриарх говорит о допустимости и даже желательности сотрудничества православной церкви с группами самопомощи, подчеркивает, что Церковь не должна быть закрытой для взаимодействия с другими организациями, следует активно перенимать лучшее из их опыта работы с зависимыми людьми, т.к. цель ставится одна - помощь больным алкоголизмом и наркоманией. Но при этом следует отметить важную вещь - речь идет не о слепом копировании западной модели, но о переосмысливании ее и наполнении новым содержанием, в большей мере отвечающим русскому менталитету и православной вере.

Антоний, митрополит Сурожский, чье мнение мы приводили при рассмотрении вопроса о религиозности "АА", также считает, что Церкви есть что передать этому сообществу и в свою очередь самой есть чему научиться. Следовательно, сотрудничество необходимо.

"И я думаю, что надо сотрудничать, учиться друг у друга. Скажем, Сообществу "АА" можно поучиться чему-то у православного мировоззрения - от глубины, от широты, от высоты. А нам можно научиться очень многому из их долголетнего опыта, и главное - пониманию. Пониманию и любви. Они любят друг друга. Неоспорим факт, что те анонимные алкоголики и наркоманы, которые приходят в Церковь, выздоравливают быстрее и успешнее, потому что есть среда и есть вдохновение". [1]


 




 

Алексий, архиепископ Орехово-Зуевский, говоря о положительной роли "АА" в реабилитации зависимых людей, отмечает тот факт, что программа "12 шагов" несет в себе некоторую начальную религиозность и способствует не только телесному исцелению страждущего человека, но и его обращению к Богу.

"Я увидел, что это промыслительная Программа для многих и многих людей. Именно благодаря Программе и движению "АА", любой человек: атеист, неверующий, маловерующий - может познать Бога и обрести мать - Церковь. Это удивительный подарок Бога измученным людям." [1]

"У нас в монастырском приходе по воскресным и праздничным дням причащаются до 50-70 выздоравливающих алкоголиков и наркоманов. Поэтому я радуюсь, что есть сообщество "АА" и АН".

"Меня это понятие ("Высшая Сила" - прим. сост.) не смущает. Для меня и для наших русских людей есть определенное и вполне конкретное понятие "Высшая Сила" - это Бог, как меня учили Его понимать, как меня воспитывали. И никак иначе. Так что меня это не смущает". [1]

О сотрудничестве Церкви с движением Анонимных Алкоголиков говорит и Иларион, епископ Венский и Австрийский, замечая при этом, что полное исцеление человека от своего недуга возможно только при участии в жизни Церкви, в церковных таинствах.

"Да, я думаю, будущее у "АА" есть, только, может быть, в несколько иных формах, более приближенных к русскому менталитету, культуре и традициям.

До революции в Кронштадте существовали общества трезвости, которые находились под пастырским попечением святого праведного Иоанна Кронштадтского. С помощью его молитв многие люди совершенно избавлялись от этого недуга и возвращались к нормальной жизни.

Естественно, что сообщество "АА" вряд ли сможет полностью победить страсть, живущую в душе этих несчастных людей, но тем не менее людям неверующим и нецерковным такие организации могут принести много пользы.

Полное же выздоровление возможно только после обращения к Богу и немыслимо без участия в литургической жизни Православной Церкви - хранительницы Божественной благодати, врачующей немощных". [1]

"Я считаю, существование таких групп является свидетельством того, что в условиях нашей тяжелой российской жизни все-таки можно работать с людьми, страдающими такой страшной зависимостью. Опыт, накопленный на Американском подворье, убеждает в целесообразности и необходимости продолжения пастырского душепопечения, в котором наркоманы и алкоголики нуждаются гораздо больше, чем другие члены Церкви". [1]

Образно и поэтично, но необычайно верно отражая суть действий Сообщества Анонимных Алкоголиков, говорит дьякон Анатолий Зелов, клирик Феодоровского Государева Собора, г. Пушкино под Санкт-Петербургом, сотрудник реабилитационного Центра для алкоголиков и наркоманов "Дом надежды на горе":

"Программа "АА" открывает человеку путь к Богу. Можно представить высокую гору, а на вершине Бог. Если с одной стороны забираться на эту вершину, то надо карабкаться с большими усилиями, которые под силу лишь крепкому спортсмену. Так вот, содружество АА создано специально для людей, расслабленных болезнью, оно вырубило ступеньки в этой горе, чтобы по ним мог легко и свободно забраться измученный болезнью человек. И эти ступеньки, я абсолютно уверен, Сам Бог помог создать для того, чтобы люди смогли вылезти из этой ужасной трясины. Как говорят сами алкоголики, это "не человеческое изобретение". Двенадцать шагов всегда были. Алкоголики просто их нашли. Это и есть евангельское учение, только оно как бы приспособлено для таких немощных в своей болезни людей. Как апостол Павел говорит: "Молоко для младенцев" (1 Кор. 3:2; Евр. 5:12).

И эти слова - обобщение всех вышеизложенных мнений, с которыми согласится любой человек хотя бы немного знакомый с программой и направлением деятельности "АА". Ведь несмотря на некоторую разницу в методах церковно-аскетических и выработанных в группах самопомощи, цель ставится одна - спасение человека от разрушительной алкогольной зависимости.

Итак, мы рассмотрели деятельность Сообщества Анонимных Алкоголиков в свете церковных традиций и пришли к выводу, что методы "АА" не только не противоречат православной вере, но во многом согласуются с ней, способствуют формированию у некогда неверующего человека первичных основ веры и дают представление о Боге и о молитве.

2. Позиция медицины.

Теперь же обратимся к тому, как программа "12 шагов" оценивается с точки зрения медицины. И для того чтобы наша позиция была более аргументированной, будем опираться на высказывания ведущих врачей-наркологов, хорошо осведомленных в этой области и соприкасающихся не только с "АА", но и с другими системами реабилитации зависимых людей.

Так, например, Братусь Борис Сергеевич, профессор МГУ прежде всего обращает внимание на психологический момент данной программы и говорит о том, что группы "АА" создаются людьми, которые сами испытали пагубное влияние алкогольной зависимости на душу и тело, осознали ее разрушительную силу и теперь стремятся помочь себе и другим. В основе этого движения лежат христианские представления о том, что человек не одинок в этом мире - рядом с ним есть милостивый Господь, не оставляющий страждущего один на один с его болезнью, но готовый подать помощь, как только человек осознает свое бессилие перед этой бедой и воззовет к Нему из глубины сердца. Но Братусь не призывает слепо доверять "АА", а отмечает, что у "12 шагов", как у всякой другой методики, есть свои достоинства и недостатки, универсальной программы на сегодняшний день не существует, поэтому необходимо разнообразие подходов к лечению зависимых людей.

"В этом движении есть очень большая ценность. Прежде всего, оно возникло изнутри, из среды людей, попавших на самое дно пьянства. Движение "АА" - создание отчаявшегося алкоголика. Авторы сумели найти ту маленькую ниточку, с помощью которой все можно вытянуть. Эта ниточка - понимание того, что человек должен ощутить себя абсолютно бессильным перед этой страстью, понять, что он никогда не станет сильнее ее.

Отсюда его обращение к Богу, Который сильнее человека. Вот здесь возникает часто смущающее православное сознание обстоятельство: "Мы осознали свое бессилие и обращаемся к Богу, как мы Его понимаем. К Высшей Силе, которая могущественнее, чем мы". И это искушает православного человека. Что это за Высшая Сила? Хотя в переводе Евгения Проценко это звучит не так, а как "Бог, насколько я Его понимаю". На данном этапе с этим понятием, я считаю, надо согласиться. Речь идет о человеке, который не "стоит", а "лежит" и пытается ухватиться за спасительную соломинку.

Как показывает практика, если методика в руках христиан, то потом с человеком все происходит наилучшим образом. Но сначала ему надо дать шанс.

У движения "АА" будущее есть. Другое дело, что каждая методика не бывает подходящей для всех и вся, она имеет свои особенности и не может быть единственной. Но без методики нельзя.

Кроме того, Программа Двенадцати Шагов апеллирует к сознанию человека, благодаря чему становятся понятными эти шаги. Многие другие методы - это или запугивание, или что-то еще, что потом накладывает отпечаток на личность человека. Пройдя ступени программы "АА", человек приобретает силы, у него расширяется самосознание.

Людей, не знакомых с этой системой, волнует вопрос: раз это американская методика, значит, она не православная, не христианская. Никакого противоречия с Православием в Программе нет. Существует проблема помощи человеку и, в известной степени, необходимость умаления себя и ненадмевания. Надо понимать, что в таком положении это благо; что человек задумался о том, что он не один, что есть Сила, Которая больше его, на Которую он может положиться. Программа Двенадцати Шагов краткая. На самом деле она раскрывается в двух основных книгах. Там речь идет о Боге, о личном Боге, о Боге, Который есть Любовь. Речь идет об основных христианских принципах. [см 1]

С некоторой сдержанность относится к Сообществу Анонимных Алкоголиков Брюн Евгений Алексеевич, главный нарколог г. Москвы. Он рассматривает методику групп самопомощи как один из вариантов работы с зависимыми людьми и предупреждает, что не следует ждать от нее результата, способного помочь каждому больному, - универсального лечения не существует. Следовательно, соглашаясь с мнением специалиста, изложенным выше, настаивает на разнообразии реабилитационных методик, а также на их взаимопроникновении и взаимодополнении, должно быть тесное сотрудничество "АА", православной церкви и медицины. Только такой комплексный подход способствует наиболее эффективному результату реабилитации. В интервью, данном им иеромонаху Ионе (Займовскому) и опубликованному в [1], Брюн Е.А. напоминает также, что лучшим средством лечения алкогольной зависимости является ее профилактика.

"Я был в первой группе россиян, которая в 1989 году посетила Америку, изучая опыт "АА", Программы Двенадцати Шагов и других программ. Но я к этому явлению отношусь спокойно. У каждой методики есть свой потребитель, и у Двенадцати Шагов есть своя небольшая группа, которая склонна идти именно по этому пути. Я не знаю такой программы, которая помогала бы больше, чем в пяти процентах случаев от общего числа больных. А те люди, которые считают свои программы универсальными, - жулики. Они делают коммерческие программы, чтобы заработать деньги. Наш низкий процент ремиссии еще не значит, что мы малоэффективны. Просто рядом больных нужно заниматься несколько лет, а некоторыми - всю жизнь.

"АА" - это удивительная Программа. Мне кажется, что первый шаг просто гениальный. Он очень хорошо ложится на православную традицию. "Я не могу и не хочу так жить". Это гениальное решение. "АА" очень корреспондируется с Церковью и ее канонами".

Я думаю, что организация "АА" еще не заняла свою нишу в нашем обществе, так как пока мало подготовленных кадров. Пройти Программу и стать специалистом - для этого надо много лет.

"АА" есть, оно успешно действует, но не нужно считать, что это панацея. Это одна из методик. В конце концов, я считаю, программ реабилитации должно быть очень много".

Задача состоит не столько в оказании медицинской и духовной помощи больным, сколько в снижении количества людей, злоупотребляющих алкоголем и психоактивными веществами. Есть две линии генеральной стратегии профилактики: первая - уменьшение количества ввозимых наркотиков или полное их исключение и вторая - снижение спроса на наркотики (здесь участвуют и медики, и педагоги, и психологи, и служители Церкви, и весь открытый гражданский мир). Пока каждый человек в своей семье четко не будет представлять, что он потворствует распространению наркотиков и он должен сделать определенные усилия, чтобы этого не было, вряд ли мы эту задачу решим."

Есть целая цепочка технологических приемов. Мы проводили исследования, которые показали, что если применять только медицинские методы, то эффективность не будет превышать 5%. Если к этому добавить еще хорошее психиатрическое лечение, то эффективность повышается до 18%, если к этому добавить хорошую психотерапию - до 28% годовых ремиссий, то есть человек не употребляет алкоголь и наркотики в течение года. Если в эту технологическую цепочку добавить реабилитацию, например "АА" или какие-либо другие духовно-ориентированные программы, то эффективность повышается до 50%. Если говорят о более высоких цифрах, то это несерьезно.

Департамент здравоохранения г. Москвы утвердил стандарт оказания наркологической помощи, который обязывает все наши учреждения выстраивать всю цепочку целиком. Исторически сложилось так, что в России развивались в основном медико-биологические методы лечения, а на Западе - социально-реабилитационные. И тот и другой подход малоэффективны по отдельности - работает только вся цепочка. Это приоритет московской наркологии. Мы утвердили этот стандарт и интенсивно его внедряем. Но мы должны быть реалистами: каждому человеку требуется индивидуальный подход. Не было, нет и не будет методики, которая решит все проблемы. Даже в Америке группы самопомощи - это общественное движение, которое помогает одному, максимум двум процентам больных, а церковные реабилитационные программы, по данным Национального института наркотиков в Америке, дают пятипроцентный результат. В рамках Двенадцати Шагов, если к этому творчески добавить духовные разговоры священника, то эффективность будет возрастать". [см. 1]

Зыков Олег Владимирович, главный врач наркологического диспансера отмечает большое психологическое значение групп "АА" при работе с зависимыми людьми и говорит о том, что страдающий алкоголизмом человек больше доверяет и лучше раскрывается в общении с себе подобными, а не с врачом-наркологом. Именно "АА" помогают вовлечь его в конструктивный диалог:

"Как бороться с этой бедой? Есть разные уровни профилактики. Несомненно, начинать нужно с обращения к молодежной среде, к молодежному сознанию, к молодежной моде, работать с детьми группы риска. Мы детально разработали эти принципы: организация уличной работы, организация социальной работы на дому. Это не только вопрос денег - это и вопрос организации.

Итак, как организовать наркологическую помощь? Мы говорим о том, что нельзя за человека решать его проблемы, но можно создать условия, при которых человек сам начинает искать ответы на свои вопросы.

Лечебная субкультура - это среда протянутых больному человеку рук. Но взяться или не взяться человеку за руку - это его выбор. Мы должны создать ему атмосферу душевного тепла, понимания, доверительного контакта. Как найти контакт с человеком в тот момент, когда он желает бросить употреблять наркотики? А ведь и степень желания у всех разная. Базисным здесь является принцип групповой самопомощи. Группы "АА" и "АН" - это самый эффективный способ выздоровления в силу того, что больной находится в открытой среде. Человек зависимый всякий раз сталкивается с той или иной проблемой. Войдя в группу самопомощи, он может найти пути решения своей проблемы. Основным инструментом в этих группах является групповое сознание. Любая проблема, которая захватывает личность тотально и не дает человеку жить в обществе, может решаться через общение с себе подобными. Это вещь психологически понятная: мир здоровых людей больного отвергает, и он не может поделиться с ними своими проблемами, мир больных людей предлагает ему свою философию: "употребляй" и не морочь голову. Получается, что он может обрести душевный покой только в среде таких же, как он - пытающихся бросить употреблять наркотики и алкоголь. Таковы группы "АА" и "АН".

Теперь мы должны определить, как можно вступить с больным в доверительный контакт, если он не имеет никакой информации и сам не принимал решения обратиться за помощью. Нужно уловить момент, когда человек готов контактировать. Это уже особая технология. Для того чтобы больной, который почти ничего не хочет, сам пришел за помощью, он должен оправдать свой приход. У него есть на самом деле две ценности: наркотик и то, чем он себе "засаживает" - шприц. Часто и оправдать свой приход за чистым шприцем он не может, он не понимает, зачем это нужно. Но шприц может его заманить, как манок, - и мы должны открыть пункт обмена шприцов. И встретить его там должны выздоравливающие наркоманы, имеющие право сказать: "Мы с тобой одной крови, но тебе очень плохо, а нам хорошо. Ты можешь прийти в наш мир".

Откуда появятся такие люди? Из этих групп самопомощи, из числа тех, кто начинает профессионально помогать себе подобным.

Мы выстраиваем государственную систему, создаем нормативы, спецификации. Далее. Контактный телефон. Вот человек созрел для того, чтобы позвонить. Кто должен отвечать по телефону? На нашем телефоне работают люди, которые выздоравливают.

Вот он пришел за помощью. Кого он должен здесь встретить? Врача, психолога? Нет, консультанта. Человека, имеющего собственный опыт выздоровления, потому что чаще всего наркоман или алкоголик приходит сюда предъявить свою болезнь, даже оправдать ее. А ему говорят: "Зачем тогда ты пришел? Твоя болезнь - это твои проблемы, а твое выздоровление - это наша общая задача. Если ты пришел сюда свою болезнь предъявить - уходи, если ты хочешь выздоравливать - давай обсудим. А я такой же, как ты, можешь мне байки не рассказывать" и так далее. Это психотехнология. Таким образом преодолевается барьер.

Есть и неотложная наркология. Человеку на фоне физической боли легче что-то объяснить. Очевидная мысль. Если больной физически страдает, с ним легче вступить в психологический контакт.

В нашем центре есть отделение неотложной наркологии. Мы используем медикаменты для спасения жизни человека, но когда он открывает глаза, он видит прежде всего не врача, а того же консультанта. Лежит больной под капельницей. К нему подходит консультант: "Тебе совсем плохо? Мне было так же плохо, теперь я чувствую себя иначе, мне хорошо. И ты можешь прийти в мой мир. Путь открыт. Но это должен быть твой выбор, твое решение.

Есть амбулаторные программы, программы для родственников, есть стационарные программы. Дневные стационары, круглосуточные, загородные. Здесь лечение более интенсивное.

Это профессиональная реабилитационная Программа, базовым элементом которой являются группы самопомощи. Они должны создать для человека условия, благоприятствующие поиску ответов на свои вопросы. А вот какие ответы он получит, какие всходы дадут зерна, брошенные на эту благоприятную почву, зависит от многих факторов. Если в это время в группах будут активно работать миссионеры Православной Церкви - отлично! Они могут прийти со своими ответами и помочь человеку обрести веру.

Я обращаюсь к православным священникам: "Вы хотите, чтобы люди воцерковлялись? Приходите, ведите миссионерскую работу." [см. 1]

Высоко оценивает деятельность Сообщества Анонимных Алкоголиков Баушева Ина Леонтьевна, заместитель главного врача детского наркологического диспансера №12 г. Москвы:

"Группы самопомощи, иначе их называют двенадцати шаговые группы, входят в движение анонимных алкоголиков. В общем, это некий инструмент, который помогает человеку в отчаянных ситуациях, как по мостику, пройти к состоянию выздоровления. Смысл этих групп очень глубок. Я видела и знаю очень много людей, которые выздоравливают в этих группах. Я разговаривала со многими людьми, которые рассказывали истории своей жизни - была потеря всего: и квартиры, и человеческого облика, и близких людей.

Начинается все с себя, с того, что человек приходит в эту группу за помощью. Это и есть первый шаг, который помогает человеку. Человек признает, что ему нужна помощь, что он не в силах самостоятельно справиться со своим недугом. На опыте мы знаем, что у людей, страдающих той или иной зависимостью, огромная гордыня. Очень часто алкоголики говорят: "Я сам, мне не нужна помощь, я могу в любой момент остановиться". Вот такое заблуждение. В этом и заключается сложность. И врачи, и родные, и иные люди, стремящиеся с любовью этому человеку помочь, не могут преодолеть этот барьер отрицания и нежелания принять чью-то помощь. Именно потому, что человек боится признать, что он потерял контроль над своей жизнью, возникает очень мощное сопротивление с его стороны.

Что происходит в группе? Пьющего человека (да и вообще человека зависимого) там не вынуждают признаваться в своей болезни, его не заставляют менять свой образ жизни, его вообще ни к чему не принуждают. Он просто приходит послушать. Ну, может быть, он что-нибудь и услышит. Он, может быть, поверил тому знакомому, кто его туда направил. Часто первый мотив бывает поверхностным. С первой же встречи его цепляет то, что он видит людей таких же, как и он, и слышит от них описание того, что с ними происходит. Причем, люди говорят открыто, без ложного чувства стыда, они делятся своим горем, своим опытом решения проблем, своими радостями. Они чувствуют, что они находятся в среде таких же, как они. Люди, имеющие схожие проблемы, чувствуют друг друга, они понимают, что это человек, который рассказывает о своей проблеме зависимости и об опыте выздоровления, он прилично выглядит, ясно излагает мысли, он спокоен, у него в глазах есть любовь и счастье. Больной алкоголизмом в то же время видит, что люди из группы такие же, как и он, у него возникает доверие к ним. "Если смогли они, значит и я смогу" - вот распространенный вывод человека посетившего группы самопомощи.

В тот момент, когда алкоголик признает, что он такой же, для алкоголика решается принципиальный вопрос, и ни один психиатр или нарколог не может предложить ему подобного. Конечно, это только начало, дальше в группах начинается формирование сознания по образу людей, которые окружают этого человека. А если меня окружают люди выздоравливающие, то я тоже учусь делать оздоровительные шаги, получать радость от жизни другим путём.

Так начинается некоторый путь к себе. Сначала человек видит окружающих и признает, что они такие же, и начинает им доверять. Спустя какое-то время, он начинает видеть проблемы в себе, начинает осознавать, что с ним происходит то же самое. Мне много раз доводилось видеть радость от этих открытий. Со временем у человека пропадает необходимость держать щит между болезнью и своим истинным я. Человек начинает честно признавать свои недостатки именно как свои, и тем самым открывает возможность изменения себя. Он становится свободнее в отношении своих проблем, на определенном этапе проводит глубочайшую ревизию. Проходит какое-то время, человек зреет и, наконец, обретает способность подойти к самому себе очень глубоко, он начинает анализировать себя и свою жизнь, анализировать без осуждения, а, как бы разбирая старый хлам. Этот этап можно уподобить тому, как человек входит в заброшенную комнату и начинает разбирать ее: вот это я возьму, а это нужно убрать, а вот это в пыль стереть, это выбросить. И это настолько преобразует человека, он становится целостным, он интегрируется, он видит свой подлинный образ, он очищает свое внутреннее я, как стеклышко прочищается.

И еще очень важный момент в двенадцатишаговой программе заключается в том, что человек учится и исцеляется не самовольно и замкнуто, сидя у себя дома, а открыто в диалоге с другими людьми и Богом. В этих группах обязательно присутствует обращение к Богу. Правда, Бог здесь называется "высшая сила" или "Бог, как я его понимаю". Но это и понятно. Выйдя из христианской среды, группы самопомощи обратили себя ко всем желающим. Именно это обращение и продиктовало некую завуалированность Бога за указанными понятиями. Люди приходят настолько поврежденные, незрелые, что они не способны подлинно говорить не то что о Боге, но и о себе самих. Мы уверены, что такая скрытость Бога никак не мешает человеку в его выздоровлении, более того, в конце концов подлинный путь духовного развития приводит их и к истинному пониманию. Главное, что человек переносит центр жизни с самого себя на высшую силу, он открывается для помощи и со стороны людей и со стороны Бога. Он перестает быть сосредоточием самого себя, центром вселенной. Эгоцентризм - это тоже очень яркая проблема алкоголизма, в общем-то это проблема гордыни. Человек признает, что есть Кто-то над ним, и он начинает Ему, Его силе доверять, он отдает свою жизнь этой силе, позволяет ей управлять собою. Это тоже очень важный момент." [3]

VI. Сотрудничество православной церкви с группами самопомощи.

1. Патриарший центр духовного развития детей и молодежи, его работа с зависимыми людьми.

Вот уже несколько лет Патриарший центр духовного развития детей и молодежи при Московском Даниловом монастыре активно сотрудничает с Сообществом Анонимных алкоголиков, предоставляя группам самопомощи помещения и духовно окормляя их членов. Здесь следует отметить, что работа Центра с зависимыми людьми является органичной частью общей деятельности Центра, направленного не только на реабилитацию алкоголиков и наркоманов, но, прежде всего, на работу с детьми и молодежью. Мы ставим своей целью по возможности многогранно содействовать людям в их духовном и нравственном становлении как личности на основании христианских ценностей.

Вот что говорит о целях и задачах Центра его руководитель игумен Иоасаф (Полуянов):

"Мы призваны, во-первых, принять участие в христианском воспитании ребенка или молодого человека и помочь ему в формировании целостного нравственного христианского мировоззрения. В основе этого мировоззрения лежит свободное и осмысленное принятие человеком христианских ценностей, а также духовно-ориентированное развитие всех сил, свойств и способностей человека как неких инструментов для построения жизни в соответствии с заповедями Божьими и личным призванием.

Во-вторых, мы должны помочь человеку гармонично войти в церковную жизнь и приобщиться к благодати Святого Духа, исцеляющей греховное повреждение человека и восстанавливающей человека в богоданной красоте и гармонии.

В-третьих, наши силы направлены на обретение человеком личного опыта построения жизни на основании сформированного христианского мировоззрения".[10]

В соответствии с поставленными задачами выделяются три основных направления деятельности Центра.

1. Просветительская и образовательная деятельность, направленная на приобщение человека к литургической жизни Церкви. При этом мы используем дифференцированный подход, ориентируясь на возрастные и индивидуальные особенности подопечных, а также принимая во внимание запросы времени.

2. Формирование православной детско-юношеской и молодежной среды, в рамках которой молодой человек получает возможность конструктивного общения с такими же, как и он, верующими и активными и может проявить себя, найти свое место в жизни.

3. Социально-психологическая помощь и поддержка детей и молодежи. В рамках этого направления происходит подготовка молодых людей к созданию здоровой семьи, рождению и воспитанию детей, организованы специальные курсы по духовным основам семейной жизни, консультации с опытными священниками, психологами, педагогами.

Такие ответственные задачи по воспитанию подрастающего поколения и просвещению молодежи, только что пришедшей к Богу и Церкви, не возможно решать в одиночку. Кроме того, необходимо учитывать и тот факт, что некоторые из обращающихся в Центр имеют серьезные духовные, телесные и социальные недуги, которые затрагивают все стороны жизни. Таким образом, мы осознаем необходимость сотрудничества со светскими организациями и специалистами, имеющими по данным вопросам наработки высокого уровня. Но следует отметить, что часто коррекционные и реабилитационные программы, осуществляющиеся государственными и общественными организациями социальной направленности, недостаточно компетентны в вопросах ценностной ориентации человека, им необходимо религиозное дополнение. Патриарший центр духовного развития детей и молодежи стремится наладить совместную работу с различными социальными и медицинскими структурами.

"В рамках сотрудничества нашего Центра с различными организациями мы создали медицинские, пастырские, психологические консультации, индивидуальную и групповую работу по реабилитации.

В июле 2004 года было получено благословение Святейшего Патриарха на создание при Даниловом монастыре программы реабилитации для алкоголе- и наркозависимых людей "Метанойя", в т.ч. и для церковно- и священнослужителей. Руководителем программы назначен иеромонах Иона (Займовский).

Цель программы "Метанойя" - создание, развитие и обеспечение деятельности комплексной многофакторной системы профилактики по преодолению различных видов зависимости на основе духовного развития личности. В рамках этой работы используется как православный подход, так и профессиональная медицинская психотерапевтическая помощь, а так же элементы двенадцатишаговой программы.

В настоящее время оказывается помощь людям, страдающим алкоголизмом и их несчастным родственникам. Уже 5 лет монастырь сотрудничает с содружеством "Анонимных алкоголиков" ("АА"), с организациями "Старый Свет", "Нет - алкоголизму и наркомании", "Опора", "Дом надежды", "Страна живых".

Сотрудничество с содружеством "Анонимных алкоголиков", которое работает по известной психотерапевтической программе "12 шагов" заключается в том, что мы предоставляем наши помещения для собрания групп самопомощи. Одновременно иеромонаху Ионе поручено курировать деятельность этих групп и духовно окормлять желающих этого участников.

В помещении Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи при монастыре на протяжении четырех лет успешно работает группа анонимных алкоголиков "Преображение". "Анонимные алкоголики" - это содружество мужчин и женщин, которые страдают тяжким недугом алкоголизма и взаимно делятся опытом, силами и надеждами с целью помочь себе и другим избавиться от этой страшной болезни. В группе - от 70 до 100 человек. Участники группы собираются в помещении, которое предоставляется монастырем. Из числа участников выбирается ведущий. На собрании обсуждается одна из тем, связанных с выздоровлением от алкоголизма. Любой желающий может выступить и рассказать о себе. После собрания участники за чаем общаются в непринужденной обстановке.

Около трех лет при монастыре в помещении Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи активно работают группы самопомощи родственникам алкоголиков и наркоманов ("Ал-Анон"). В каждой группе более 30 человек. Поскольку родственники алкоголиков постоянно живут в стрессовой ситуации, им тоже необходима помощь. Для них была разработана специальная программа, основанная на тех же принципах, которые заложены в программе "АА". На собрании обсуждается тема дня (например, "Как вести себя, когда наркоман или алкоголик тиранит детей", "Выздоровление в "Ал-Аноне", "Живите и дайте жить другим"). Регулярно проводятся собрания, на которых обсуждается работа группы. Составляется план на год, на месяц. Иногда тема собрания свободная - каждый говорит о наболевшем. Проводятся собрания, посвященные опыту выздоровления одного из членов движения "Ал-Анон".

Опыт групп "Преображение" при Даниловом монастыре позволил открыть две новые группы самопомощи "АА" - ("Лествица") и "Ал-Анон" при московском храме Малого Вознесения.

Многие участники групп являются прихожанами Свято-Данилова монастыря, а некоторые только обретают путь к Богу и Церкви благодаря полученной трезвости и доверию к Церкви, приютившей и окормляющей их группу самопомощи". [10]

С вопросом о форме сотрудничества Центра с группами самопомощи и о проблемах, встающих в связи с ним, мы обратились также к архимандриту Алексию (Поликарпову), наместнику Данилова ставропигиального монастыря г. Москвы:

"Возникает вопрос: обязательно ли организации, с которыми сотрудничает Церковь, должны воцерковлять своих участников? В идеале, все воцерковленные люди работают для одной цели, для того, чтобы общество пришло ко Христу. Но реально мы работаем с теми людьми, которых встречаем на своем пути. Мы говорим им о любви, о правде, о Евангелии. И насколько они это усваивают, настолько они становятся церковными. И если те, с кем мы работаем, не являются таковыми на сегодня, мы не вправе от них отворачиваться, потому что Христос пришел спасти всех, Он пришел, чтобы спасти и грешников. Солнце светит и на праведных, и на неправедных. Мы работаем со всеми людьми, которые хотят выслушать слово Евангелия.

В нашем сотрудничестве с содружеством Анонимных алкоголиков мы не ставим перед собой прямой задачи по воцерковлению участников. Если через участие в группах самопомощи человек приходит ко Христу, в Церковь - отлично. Если он просто получит состояние трезвости, значит, будем надеяться, что на трезвую голову ему придут трезвые хорошие мысли.

Говоря о форме сотрудничества Данилова монастыря с группами самопомощи, следует сказать, что мы предоставляем им помещение. Иногда члены церкви, а это могут быть и иерархи, и братия монастыря, как гости присутствуют на открытых собраниях в этих группах и видят их опыт. Церковно окормляем мы тех людей, которые этого захотели, и мы видим, что такое сотрудничество дает добрые плоды. Может быть, они не очень обильные, но, тем не менее, мы видим, что люди исцеляются, а некоторые воцерковляются.

Что касается критики сотрудничества церковных организаций и общества "Анонимных алкоголиков" я могу сказать только одно: "Приди и виждь".

Надо понимать, что никто и никогда не говорил, что деятельность групп самопомощи безупречна. Я бывал на открытых собраниях. Из того, с чем я знаком, с чем-то можно не соглашаться, потому что это не обычно, не традиционно, но я не вижу здесь какого-то еретического учения, которое отрицает Бытие Божье, либо неправильно толкует церковные догматы. Люди собрались и молятся Богу. Те из них, кто христиане молятся ведомому Богу. Многие из исцеляющихся там людей не пришли еще в Церковь, они находятся в притворе церковном. Будем надеяться, что они со временем войдут во святилище.

Атмосфера собраний мне показалась очень необычной. Тут нужно мужество для того, чтобы вступить в это сообщество и, например, встать и сказать: "Алкоголик Шура", семь дней трезвости. А у другого - двадцать лет трезвости! Не всегда человек может так заявить о себе. Это не просто, мне кажется. За счет того, что они, а я думаю, что все равно они призывают Бога; пусть не каждый, но те, кто знает Бога, он его призывает, и открывает свою душу, приоткрывает состояние своего сердца, они врачуются. Никакого сектантского духа и тоталитаризма я там не заметил. Пока я из маленького своего опыта вижу, что это приносит пользу.

В сложившейся дискуссии нам всем важно помнить, что есть разные пути помощи несчастным людям. Мы не должны клеймить друг друга, подозревать в чём-то. Мы призваны помогать друг другу. Если не согласен с чем-то человек, он не придёт на эту группу или не посоветует кому-то пойти, вот и все.

Если у кого есть серьезные факты, ставящие в принципе под сомнение наше сотрудничество с группами самопомощи, например, когда это принесло вред, мы готовы изучить это, обсудить это со специалистами и принять решение." [4]

 


 

 

 

 

 

2. Сотрудничество православной церкви и программы "12 шагов".

Мы знаем, что опыт многих московских приходов свидетельствует о положительном сотрудничестве с двенадцатишаговыми программами. Среди общин, тесно работающих с группами самопомощи, выделим следующие:

- храм "Малое вознесение", гр. Лествица, настоятель о. Василий Строганов;

- храм "Покрова Пресвятой Богородицы" в Красном селе, группа "Покров", настоятель о. Валентин Асмус;

- храм Живоначальной Троицы в Хорошеве, группа "Троица", настоятель еп. Егорьевский Марк;

- храм Рождества Богородицы в Старом Симонове, группа "Шанс";

- Новоспасский монастырь, группа "ТИЛь", наместник Архиепископ Орехово-Зуевский Алексий.

Мы прекрасно понимаем, что группы самопомощи не являются панацеей от всех бед. Мы понимаем, что каждый приход, каждая община, каждый монастырь могут пойти своим путем и предложить алкоголикам и наркоманам свою программу. Безусловно, мы призваны предоставить каждому недугующему человеку возможность обратиться за помощью именно к тем людям и к тем программам, к которым в его сердце пробудилось доверие. На опыте мы знаем, что начать строить может каждый, но Евангелие призывает нас прежде строительства сесть и рассчитать наши силы.

Что же Церковь предлагает зависимым людям? Прежде всего им советуется открыть свои сердца для веры во Христа и начать путь воцерковления. Церковь призывает таких людей в меру сил следовать христианскому образу жизни, призывает начать жить по заповедям Христа. Всем понятно, что этот путь труден и долог. Церковь не имеет задачи спасать человека от жизненных проблем, она спасает от греха и вечной смерти. Вступление на эту стезю и означает воцерковление. Исцеление от недуга - зависимости это нечто иное, чем воцерковление. В жизни человека безусловно эти вещи переплетены как нити в едином рисунке ковра, но при осмыслении недуга зависимости и при построении реабилитационной работы мы должны понятия воцерковление и выздоровление разделять.

Важно также понимать, что факт неупотребления психоактивных веществ (ПАВ) не является свидетельством выздоровления. Человек может не употреблять ПАВ и при этом даже не приступить к выздоровлению, что называется остаться "сухим алкоголиком". Примером последнего служит всякого рода кодирование, "механическое" прекращение употребления ПАВ, как правило, не соотнесенное с выздоровлением человека.

Выздоровление проверяется временем. Необходимо ставить вопрос: сколько лет человек не употребляет ПАВ? Именно так необходимо оценивать КПД той или иной программы. Исходя из этого, хочется заметить, что все разговоры об эффективности молодых программ (действующих 5 - 7 лет) более чем условны, так как они не проверены временем.

 

Вот как об этом говорит игумен Петр (Мещеринов):

"С Божьей помощью на социальном и духовном уровне человек начинает исцеляться. Исцеляться - это именно отставать от зависимости. Можно сказать так. Нельзя от зависимости избавиться сразу и навсегда. Конечно, есть чудеса Божии, но мы говорим о естественном пути выздоровления. Опыт показывает, что зависимость не всегда может уйти, она может быть заменена другой. Механизм групп самопомощи состоит в том, что зависимость алкогольная или химическая заменяется зависимостью общения в среде подобных. То есть, будучи зависимостью с одной стороны, группы самопомощи содержат внутри себя механизм и "выталкивания" человека из этих групп. Это "выталкивание" состоит в том, что человек выздоравливает, духовно возрастает и перестает нуждаться в группах. Как правило, это происходит к двенадцатому шагу.

Наличествует большая путаница в том, чем Церковь должна заниматься. Она занимается нравственной жизнью человека, в церкви содержатся таинства, в которых прощаются грехи, в частности, таинство покаяния. А исцеление напрямую зависит от нравственного труда человека. Создается мнение, что вот я сходил на исповедь, покаялся в грехе, батюшка прочитал разрешительную молитву, и грех отскочил от меня. Грех мне простился в таинстве, но я должен сам позаботиться об исцелении своим трудом. Это учение церкви. Исцеление конечно зависит от Бога, Бог исцеляет, а человек должен подготовиться, принять исцеление". [см. 3]

"Евангелие нас учит единственному принципу, который всегда себя оправдывает - по плодам их узнаете их. Наступает какая-то ремиссия у человека, особенно если он неофитствующий, потом он злополучно возвращается к своей зависимости, и последнее бывает горше первого, потому что этот возврат связан для человека с отчаянием, с тем, что ему думается, что церковные меры не сработали в его случае, или что Бог его не слышит.

Если же подойти действительно правильно, осознать эту комплексность и, исходя из нее, строить работу, то результаты не замедляют себя ждать. Примером такого подхода являются группы самопомощи, например, "Анонимные алкоголики". Мы видим на нашем опыте, что если человек, пройдя эти группы, обращается к Церкви, то это совсем другая ситуация, она качественно иная.

В идеале евангельские ценности должны становиться личными ценностями человека. То есть он призван в соответствии с ними в Церкви строить сам осознанно и свободно свою жизнь. Духовное развитие заключается в том, что христианин с Божьей помощью все более исцеляет свое греховное естество и все больше через отношения с Богом, ближними и миром возрастает в любви и свободе. Но у зависимых людей немного другой путь, хотя направление, конечно, то же.

Человек, приходящий в Церковь, как правило, сталкивается с мнением о том, что духовность - это покаяние, искание в себе греха, смирение, подчинение себя общецерковной внешней дисциплине и тому подобное. Но это к духовности имеет внешнее, косвенное отношение. Духовность начинается, я считаю, с одной важной вещи, а именно - честности перед самим собой. То есть с адекватного видения себя в структуре вообще всех своих отношений - с Богом, с миром, с самим собой. Без этого никакая духовность невозможна.

Если говорить о духовности в контексте именно помощи людям зависимым, то первый шаг - это именно трезвая и четкая самооценка, - когда человек понимает, что он алкоголик. Ему поможет осознание того, что он болен, что им владеет эта зависимость, он с ней справиться не может. Это собственно то, что в двенадцати шаговой программе является первым шагом. Это и есть истинное начало духовности, когда человек, наконец, осознает себя именно в правдивых отношениях с мирозданием и с Богом. Это очень большая проблема, мне кажется, для всех, - увидеть самого себя". [2]

 

О необходимости участия Церкви в деле реабилитации больных алкоголизмом людей и их близких рассуждает Илларион, епископ Венский и Австрийский, справедливо отмечая, что только она способна даровать человеку подлинные ориентиры в жизни:

"Лечить необходимо не только тело, но и душу - без этого невозможно вернуть человека к полноценной жизни. У Церкви для этого есть все необходимое, и главное, двухтысячелетний опыт борьбы со страстями. Церковная молитва является очень сильным средством, помогающим выстоять страждущим этим недугом в борьбе против страсти винопития и наркомании.

Только Церковь может наполнить жизнь человека подлинным содержанием, придать ей непреходящий смысл. Этим устраняется главная причина - пустота, бессмысленность жизни, из-за которой многие люди ищут забвения в вине и наркотиках.

Для родственников и близких этих несчастных людей Церковь становится прибежищем, где они могут поделиться своими скорбями и всегда получить помощь и совет. Молитва, участие в Таинствах придают силы многим христианам нести свой крест.

Алкоголизм и наркомания - это яркое проявление тех недугов, которыми больно наше общество, и в первую очередь недугов духовных. За семьдесят лет, во время которых господствующей была атеистическая идеология, в душах многих людей царил духовный вакуум.

Русская Православная Церковь всегда готова к соработничеству с государственными структурами в данной области и имеет гораздо больше средств для устранения не только последствий наркомании или алкоголизма в российском обществе, но и к врачеванию причин, вызывающих эти тяжкие социальные заболевания" [см. 1].

Руководство Центра приняло решение о сотрудничестве с группами "АА". С одной стороны, мы так или иначе с 1998 года работали с "зависимыми" людьми в некоторых подшефных учреждениях, иеромонах Иона (Займовский) курировал эту работу и в то же время всегда стремился создать при нашем монастыре реабилитационную программу. С другой стороны, множество людей обращается именно в наш монастырь за помощью. Для нас стало очевидно, что необходимо создавать профессиональную реабилитационную программу, частными консультациями тут не обойтись. Данилов монастырь не в состоянии с нуля создать профессиональный реабилитационный центр - это не его задача. Тем более что это нам не под силу ни материально, ни профессионально. Встает вопрос: насколько необходимо "изобретать велосипед", если есть группы самопомощи.

Именно совместные усилия медиков, психологов и священников наилучшим образом способствуют преодолению алкогольной и наркотической зависимостей. Необходима консолидация усилий Церкви и государственных структур, прежде всего медицинских.

В России уже достаточно давно существует комплексный подход к заболеваниям зависимости от психоактивных веществ (ПАВ), меняющих сознание. На основании этого комплексного подхода и была создана методика лечения, использующая мировую практику помощи больным, страдающим зависимостью от ПАВ. Согласно этой методике ставится задача вначале отрезвить человека и в трезвости помочь ему обрести Бога и Церковь, поскольку для того, чтобы услышать и понять Евангелие, человек прежде всего должен быть трезв. Во всем мире этот способ хорошо известен - это 12-шаговая программа, изначально созданная и использованная всемирным Сообществом Анонимных Алкоголиков ("АА").

Для нас совершенно очевидно, что мы как представители Церкви должны, делая именно церковное дело, совместно с профессионалами (наркологами, психотерапевтами, психологами) помогать страдающим людям, при этом умело используя лучшие мировые достижения".

 

3. Основы социальной концепции и группы самопомощи.

Попробуем оценить наше сотрудничество с "АА" в свете десятой главы "Основ социальной концепции" Русской православной Церкви.

"Церковь напоминает, что телесное здоровье не самодостаточно, поскольку является лишь одной из сторон целокупного человеческого бытия. Однако нельзя не признать, что для поддержания здоровья личности и народа весьма важны профилактические мероприятия… " [см. 6]

Именно это положение принципиальным образом связано с общей концепцией нашей деятельности, которой определяется комплексный подход к организации нашей работы. В частности и в вопросах зависимости мы так же стараемся построить комплексную работу совместно с компетентными организациями.

"С пастырским состраданием относясь к жертвам пьянства и наркомании, Церковь предлагает им духовную поддержку в преодолении порока. Не отрицая необходимости медицинской помощи на острых стадиях наркомании, Церковь уделяет особое внимание профилактике и реабилитации, наиболее эффективных при сознательном вовлечении страждущих в евхаристическую и общинную жизнь." [см. 6]

Совершенно очевидно, что такие недуги общества, как алкоголизм, наркомания и другие зависимости - очень сложная общегосударственная проблема, порожденная множеством факторов. Если говорить о наркомании и алкоголизме, то есть два направления решения этой проблемы: контроль за распространением психоактивных веществ (ПАВ) и снижение спроса населения на ПАВ.

Церковь во все времена стремилась выполнять свою специфическую задачу. Прежде всего ее интересовал конкретный человек и его вера в Истинного и Единого Бога. Если на жизненном пути этого человека возникали различные трудности, то в задачу Церкви входила прежде всего духовная оценка жизни этого человека, оценка в свете евангельских ценностей и практическая помощь в осуществлении жизни этого человека как богообщения.

Никогда за свою историю Церковь не стремилась контролировать все сферы жизни человека. Мы видим всегда трезвую оценку своей компетенции и церковное стремление направить нуждающегося человека в обретении помощи к компетентным людям или организациям.

Очевидно, что Церковь не предлагала в качестве нормы врачебной практики путь чудесных исцелений. В Церкви всегда признавалась деятельность врачей, к которым обращались и епископы и священники.

Очевидно, были и комплексные задачи, к решению которых привлекалась Церковь. Например, организация образовательного процесса. По сути своей Церковь призвана содействовать становлению нравственности в процессе обучения жизненным навыкам. При этом обучением ребенка иным областям жизни призваны иные общественные институты.

Таким образом, можно сказать, что для решения комплексных задач возможны два варианта. Первый заключается в построении единой синтетической системы. Второй в построении договорной системы с четким разграничением областей компетенции и ответственности. Примером первой являются православные гимназии, в которых "церковное начало" пронизывает весь учебный процесс. Примером вторых являются государственные или частные школы, в которые приглашаются церковные специалисты для преподавания того или иного предмета. Так же примером может являться церковное образовательное учреждение, прибегающее к помощи светских специалистов.

Если существует та или иная общественная проблема, в решении которой необходимо включение Церкви, то для достижения наиболее высокого коэффициента полезного действия, необходимо осознать область и глубину церковной компетенции, а так же правдиво оценить церковные ресурсы. Немаловажный вопрос, который надо решить, заключается в том, решать ли возникшую общественную проблему Церкви самой по себе, или с общественными (и даже религиозными) институтами или с государством, или со всеми вместе взятыми, и на каких условиях. На практике эти вопросы наиболее сложные. Церковь вплетена в общество и тесно сотрудничает с государством в очень многих областях.

"Попечение о человеческом здоровье - душевном и телесном - искони является заботой Церкви. Однако поддержание физического здоровья в отрыве от здоровья духовного с православной точки зрения не является безусловной ценностью. [см. 6]

"Церковь призывает как пастырей, так и своих чад к христианскому свидетельству среди работников здравоохранения. Деятельность Церкви, направленная на провозглашение слова Божия и преподание благодати Святого Духа страждущим и тем, кто о них заботится, составляет суть душепопечения в сфере здравоохранения. Главное место в нем занимает участие в спасительных Таинствах, создание в лечебных учреждениях молитвенной атмосферы, оказание их пациентам многоразличной благотворительной помощи." [см 6]

И по опыту некоторых общин и на собственном опыте мы убедились, что сотрудничество с "АА" создает очень благоприятные условия для христианского свидетельства больным зависимым людям, стремящимся к выздоровлению. В основе деятельности "АА" лежит лечебная духовно-ориентированная 12-ти шаговая программа, вплотную подводящая человека к церковной жизни. Сама эта программа, очевидно, не заменяет Церковь и не может этого сделать, однако создается плодотворная почва для принятия благовестия Христова. Именно Церковь в рамках сотрудничества с "АА" может дать желающим выздоравливающим людям именно, чего не хватает в "АА", преподать страждущим и тем, кто о них заботится благодать Святого Духа.

"Церковная миссия в медицинской сфере является обязанностью не только священнослужителей, но и православных мирян - работников здравоохранения, призванных создавать все условия для религиозного утешения болящих, которые просят об этом прямо или косвенно. Верующий медик должен понимать, что человек, нуждающийся в помощи, ждет от него не только соответствующего лечения, но и духовной поддержки, особенно когда врач обладает мировоззрением, в котором раскрывается тайна страдания и смерти." [см. 6]

Нам известны многие православные христиане, стремящиеся к исцелению с помощью сообщества "АА". Они несут свое искреннее и жертвенное служение, помогая таким же, как и они, страждущим недугом зависимости. Поскольку "АА" - это лечебная программа, то открытие групп самопомощи при храмах даст возможность людям, доверяющим Церкви войти в эту программу для исцеления. И тогда на деле они смогут осуществить этот церковный призыв. Важно понимать, что для открытия групп ничего, кроме помещения, не надо. Опять же священнослужители смогут окормлять больных людей, не выходя из своего храма.

"Церковь благословляет православным братствам и сестричествам милосердия нести послушание в клиниках и других учреждениях здравоохранения, а также способствует созданию больничных храмов, церковных и монастырских больниц, дабы медицинская помощь на всех этапах лечения и реабилитации сочеталась с пастырским попечением. Церковь призывает мирян оказывать посильную помощь болящим, которая покрывает человеческие страдания милующей любовью и заботой." [см. 6]

Именно этот призыв наиболее просто реализовать. Группу самопомощи надо просто пустить в свои помещения, и священник "даром" получает благодатную атмосферу для проповеди и пастырского попечения о желающих. Естественно, что священник не может нарушать традиции "АА".

"Не отдавая предпочтения какой-либо модели организации медицинской помощи, Церковь считает, что эта помощь должна быть максимально эффективной и доступной всем членам общества, независимо от их материального достатка и социального положения. [см. 6]

Именно этот церковный призыв очень важен для нас. Всем известно, насколько дорогостоящи реабилитационные программы для зависимых людей. Только группы "АА" предоставляют бесплатную возможность проходить курс лечения и реабилитации. По сути, этим программам с точки зрения финансовой - нет альтернативы.

"Признавая возможные благие последствия того факта, что медицина все более становится прогностической и профилактической, а также приветствуя целостное восприятие здоровья и болезни, Церковь предостерегает от попыток абсолютизации любых медицинских теорий, напоминая о важности сохранения духовных приоритетов в человеческой жизни.

Каждый человек должен иметь право и реальную возможность не принимать тех методов воздействия на свой организм, которые противоречат его религиозным убеждениям." [см. 6]

Мы уже говорили, что, стараясь помочь алкоголикам и наркоманам, мы не ограничиваемся сотрудничеством с группами "АА". Мы понимаем, что у любого человека есть право выбрать другую лечебную программу.

Нижеприведенные слова мы напрямую относим к теме зависимости. Ознакомившись с опытом работы групп "АА", мы поняли, что они ни в коей мере не нарушают указанных принципов. Более того 12-ти шаговая программа по сути на этих принципах и построена.

"Церковь рассматривает психические заболевания как одно из проявлений общей греховной поврежденности человеческой природы. Выделяя в личностной структуре духовный, душевный и телесный уровни ее организации, святые отцы различали болезни, развившиеся "от естества", и недуги, вызванные бесовским воздействием либо ставшие следствиями поработивших человека страстей. В соответствии с этим различением представляется одинаково неоправданным как сведение всех психических заболеваний к проявлениям одержимости, что влечет за собой необоснованное совершение чина изгнания злых духов, так и попытка лечения любых духовных расстройств исключительно клиническими методами. В области психотерапии оказывается наиболее плодотворным сочетание пастырской и врачебной помощи душевнобольным при надлежащем разграничении сфер компетенции врача и священника.

Психическое заболевание не умаляет достоинства человека. Церковь свидетельствует, что и душевнобольной является носителем образа Божия, оставаясь нашим собратом, нуждающимся в сострадании и помощи.

Нравственно недопустимы психотерапевтические подходы, основанные на подавлении личности больного и унижении его достоинства. Оккультные методики воздействия на психику, иногда маскирующиеся под научную психотерапию, категорически неприемлемы для Православия. В особых случаях лечение душевнобольных по необходимости требует применения как изоляции, так и иных форм принуждения. Однако при выборе форм медицинского вмешательства следует исходить из принципа наименьшего ограничения свободы пациента". [см. 6]


 

 

 

 

 

VII. Заключение

В данной работе мы коснулись наболевшей проблемы - работы с зависимыми людьми, а также постарались проанализировать деятельность широко известного сегодня Сообщества Анонимных Алкоголиков и используемую ими программу "12 шагов", опираясь на высказывания различных церковных деятелей, ведущих специалистов в области наркологии и учитывая опыт Московского Данилова монастыря. Рассмотрев поставленную проблему, становится очевидно, что алкоголизм - серьезное заболевание, обусловленное духовными, социальными и генетическими причинами, в связи с этим возникает необходимость разработки комплексных программ. Помощь химически зависимым людям будет наиболее эффективной лишь в том случае, если Церковь, государство, а также наиболее активные члены общества, сами страдающие от подобного недуга и стремящиеся освободиться от него, а также помочь другим, объединят свои усилия.

Программа "12 шагов" на современном этапе является одной из лучших реабилитационных программ. С ней вполне совместимо то, что предлагает выздоравливающим Русская Православная Церковь. Успешное сотрудничество Церкви с группами самопомощи мы можем наблюдать на примере Патриаршего центра развития детей и молодежи, а также некоторых других приходов.

Церковь, осознавая огромный вред алкогольной зависимости для нашего народа и стремясь помочь страждущим, призывает к сотрудничеству как профессиональных медиков, так и группы "АА". В заключение хотелось бы привести резолюцию круглого стола "Церковь и страдающая личность. Проблемы развития наркологической помощи в России", проходившего под председательством митрополита Климента, Управляющего Делами Московской Патриархии [см. 12].

"Констатируя актуальность проблемы организации эффективной наркологической помощи, а также осознавая не только биологическую и социальную, но и духовную сущность алкогольной и иной химической зависимости, участники "круглого стола", организованного Русской Православной Церковью и Российским благотворительным Фондом "Нет алкоголизму и наркомании" (НАН) решили:

- Продолжить и углубить сотрудничество Русской Православной Церкви с группами самопомощи людей, страдающих алкоголизмом, наркоманией и иными формами зависимости, создав, с этой целью, Совет при Московской Патриархии.

- Провести в жизнь благословение Святейшего Патриарха об открытии групп самопомощи при храмах Москвы.

- Изучить и использовать мировой опыт сотрудничества Церкви и групп самопомощи.

- Разрабатывать и осуществлять совместные проекты Русской Православной Церкви с государственными медицинскими, образовательными и общественными структурами с целью формирования и развития лечебной субкультуры, направленной на помощь страдающей личности.

- Поддержать проект Московского Данилова монастыря по созданию центра длительной реабилитации, в том числе для церковно- и священнослужителей.

- Обратиться к светским властям с призывом оказать всемерное содействие деятельности групп самопомощи, а также оказать содействие Московскому Данилову монастырю в организации реабилитационного центра.

- Осуществлять профилактическую работу в системе образования со школьниками, студентами и молодежью при активном участии Русской Православной Церкви совместно с медицинскими, психологическими и социальными службами.

Примечания.

1. Иеромонах Иона (Займовский). Сладкий плод горького древа. М.: Даниловский Благовестник. 2005 г.

(http://www.cdrm.ru/kerigma/social/iona/SladkyPlod.zip)

2. Церковь и страдающая личность.

(http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=1196)

3. О проблеме пьянства, алкогольной зависимости и созависимости

(http://www.kiev-orthodox.org/site/churchlife/1338/)

4. Представители Пресс службы Данилова монастыря г. Москвы специально для этого материала взяли интервью у наместника монастыря архимандрита Алексия (Поликарпова).

5. Ознакомиться со справкой о конференции и документами можно на сайте http://www.cdrm.ru/conf

6. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Глава X.

7. Доклад Епископа Дмитровского Александра на IV Всероссийском конгрессе "Профессия и здоровье"

8. Иеромонах Иона (Займовский). Церковь и страдающая личность. Православному христианину о группах самопомощи и 12-ти Шагах. М.: Даниловский Благовестник. 2005.

9. Подготовлено на основании интервью игумена Петра (Мещеринова) Пресс службе Данилова монастыря.

10. Подготовлено на основании интервью игумена Иоасафа (Полуянова) Пресс службе Данилова монастыря.

11. Подготовлено на основании консультации представителей Пресс службы Данилова монастыря с главным наркологом ЮЗАО г. Москвы С. А. Полятыкиным.

12. Круглый стол "Церковь и страдающая личность. Проблемы развития наркологической помощи в России" прошел 25 марта 2005 года. (http://www.mospat.ru/index.php?page=25699).