Программа 12 шагов - Часть 3

 




 

Алексий, архиепископ Орехово-Зуевский, говоря о положительной роли "АА" в реабилитации зависимых людей, отмечает тот факт, что программа "12 шагов" несет в себе некоторую начальную религиозность и способствует не только телесному исцелению страждущего человека, но и его обращению к Богу.

"Я увидел, что это промыслительная Программа для многих и многих людей. Именно благодаря Программе и движению "АА", любой человек: атеист, неверующий, маловерующий - может познать Бога и обрести мать - Церковь. Это удивительный подарок Бога измученным людям." [1]

"У нас в монастырском приходе по воскресным и праздничным дням причащаются до 50-70 выздоравливающих алкоголиков и наркоманов. Поэтому я радуюсь, что есть сообщество "АА" и АН".

"Меня это понятие ("Высшая Сила" - прим. сост.) не смущает. Для меня и для наших русских людей есть определенное и вполне конкретное понятие "Высшая Сила" - это Бог, как меня учили Его понимать, как меня воспитывали. И никак иначе. Так что меня это не смущает". [1]

О сотрудничестве Церкви с движением Анонимных Алкоголиков говорит и Иларион, епископ Венский и Австрийский, замечая при этом, что полное исцеление человека от своего недуга возможно только при участии в жизни Церкви, в церковных таинствах.

"Да, я думаю, будущее у "АА" есть, только, может быть, в несколько иных формах, более приближенных к русскому менталитету, культуре и традициям.

До революции в Кронштадте существовали общества трезвости, которые находились под пастырским попечением святого праведного Иоанна Кронштадтского. С помощью его молитв многие люди совершенно избавлялись от этого недуга и возвращались к нормальной жизни.

Естественно, что сообщество "АА" вряд ли сможет полностью победить страсть, живущую в душе этих несчастных людей, но тем не менее людям неверующим и нецерковным такие организации могут принести много пользы.

Полное же выздоровление возможно только после обращения к Богу и немыслимо без участия в литургической жизни Православной Церкви - хранительницы Божественной благодати, врачующей немощных". [1]

"Я считаю, существование таких групп является свидетельством того, что в условиях нашей тяжелой российской жизни все-таки можно работать с людьми, страдающими такой страшной зависимостью. Опыт, накопленный на Американском подворье, убеждает в целесообразности и необходимости продолжения пастырского душепопечения, в котором наркоманы и алкоголики нуждаются гораздо больше, чем другие члены Церкви". [1]

Образно и поэтично, но необычайно верно отражая суть действий Сообщества Анонимных Алкоголиков, говорит дьякон Анатолий Зелов, клирик Феодоровского Государева Собора, г. Пушкино под Санкт-Петербургом, сотрудник реабилитационного Центра для алкоголиков и наркоманов "Дом надежды на горе":

"Программа "АА" открывает человеку путь к Богу. Можно представить высокую гору, а на вершине Бог. Если с одной стороны забираться на эту вершину, то надо карабкаться с большими усилиями, которые под силу лишь крепкому спортсмену. Так вот, содружество АА создано специально для людей, расслабленных болезнью, оно вырубило ступеньки в этой горе, чтобы по ним мог легко и свободно забраться измученный болезнью человек. И эти ступеньки, я абсолютно уверен, Сам Бог помог создать для того, чтобы люди смогли вылезти из этой ужасной трясины. Как говорят сами алкоголики, это "не человеческое изобретение". Двенадцать шагов всегда были. Алкоголики просто их нашли. Это и есть евангельское учение, только оно как бы приспособлено для таких немощных в своей болезни людей. Как апостол Павел говорит: "Молоко для младенцев" (1 Кор. 3:2; Евр. 5:12).

И эти слова - обобщение всех вышеизложенных мнений, с которыми согласится любой человек хотя бы немного знакомый с программой и направлением деятельности "АА". Ведь несмотря на некоторую разницу в методах церковно-аскетических и выработанных в группах самопомощи, цель ставится одна - спасение человека от разрушительной алкогольной зависимости.

Итак, мы рассмотрели деятельность Сообщества Анонимных Алкоголиков в свете церковных традиций и пришли к выводу, что методы "АА" не только не противоречат православной вере, но во многом согласуются с ней, способствуют формированию у некогда неверующего человека первичных основ веры и дают представление о Боге и о молитве.

2. Позиция медицины.

Теперь же обратимся к тому, как программа "12 шагов" оценивается с точки зрения медицины. И для того чтобы наша позиция была более аргументированной, будем опираться на высказывания ведущих врачей-наркологов, хорошо осведомленных в этой области и соприкасающихся не только с "АА", но и с другими системами реабилитации зависимых людей.

Так, например, Братусь Борис Сергеевич, профессор МГУ прежде всего обращает внимание на психологический момент данной программы и говорит о том, что группы "АА" создаются людьми, которые сами испытали пагубное влияние алкогольной зависимости на душу и тело, осознали ее разрушительную силу и теперь стремятся помочь себе и другим. В основе этого движения лежат христианские представления о том, что человек не одинок в этом мире - рядом с ним есть милостивый Господь, не оставляющий страждущего один на один с его болезнью, но готовый подать помощь, как только человек осознает свое бессилие перед этой бедой и воззовет к Нему из глубины сердца. Но Братусь не призывает слепо доверять "АА", а отмечает, что у "12 шагов", как у всякой другой методики, есть свои достоинства и недостатки, универсальной программы на сегодняшний день не существует, поэтому необходимо разнообразие подходов к лечению зависимых людей.

"В этом движении есть очень большая ценность. Прежде всего, оно возникло изнутри, из среды людей, попавших на самое дно пьянства. Движение "АА" - создание отчаявшегося алкоголика. Авторы сумели найти ту маленькую ниточку, с помощью которой все можно вытянуть. Эта ниточка - понимание того, что человек должен ощутить себя абсолютно бессильным перед этой страстью, понять, что он никогда не станет сильнее ее.

Отсюда его обращение к Богу, Который сильнее человека. Вот здесь возникает часто смущающее православное сознание обстоятельство: "Мы осознали свое бессилие и обращаемся к Богу, как мы Его понимаем. К Высшей Силе, которая могущественнее, чем мы". И это искушает православного человека. Что это за Высшая Сила? Хотя в переводе Евгения Проценко это звучит не так, а как "Бог, насколько я Его понимаю". На данном этапе с этим понятием, я считаю, надо согласиться. Речь идет о человеке, который не "стоит", а "лежит" и пытается ухватиться за спасительную соломинку.

Как показывает практика, если методика в руках христиан, то потом с человеком все происходит наилучшим образом. Но сначала ему надо дать шанс.

У движения "АА" будущее есть. Другое дело, что каждая методика не бывает подходящей для всех и вся, она имеет свои особенности и не может быть единственной. Но без методики нельзя.

Кроме того, Программа Двенадцати Шагов апеллирует к сознанию человека, благодаря чему становятся понятными эти шаги. Многие другие методы - это или запугивание, или что-то еще, что потом накладывает отпечаток на личность человека. Пройдя ступени программы "АА", человек приобретает силы, у него расширяется самосознание.

Людей, не знакомых с этой системой, волнует вопрос: раз это американская методика, значит, она не православная, не христианская. Никакого противоречия с Православием в Программе нет. Существует проблема помощи человеку и, в известной степени, необходимость умаления себя и ненадмевания. Надо понимать, что в таком положении это благо; что человек задумался о том, что он не один, что есть Сила, Которая больше его, на Которую он может положиться. Программа Двенадцати Шагов краткая. На самом деле она раскрывается в двух основных книгах. Там речь идет о Боге, о личном Боге, о Боге, Который есть Любовь. Речь идет об основных христианских принципах. [см 1]

С некоторой сдержанность относится к Сообществу Анонимных Алкоголиков Брюн Евгений Алексеевич, главный нарколог г. Москвы. Он рассматривает методику групп самопомощи как один из вариантов работы с зависимыми людьми и предупреждает, что не следует ждать от нее результата, способного помочь каждому больному, - универсального лечения не существует. Следовательно, соглашаясь с мнением специалиста, изложенным выше, настаивает на разнообразии реабилитационных методик, а также на их взаимопроникновении и взаимодополнении, должно быть тесное сотрудничество "АА", православной церкви и медицины. Только такой комплексный подход способствует наиболее эффективному результату реабилитации. В интервью, данном им иеромонаху Ионе (Займовскому) и опубликованному в [1], Брюн Е.А. напоминает также, что лучшим средством лечения алкогольной зависимости является ее профилактика.

"Я был в первой группе россиян, которая в 1989 году посетила Америку, изучая опыт "АА", Программы Двенадцати Шагов и других программ. Но я к этому явлению отношусь спокойно. У каждой методики есть свой потребитель, и у Двенадцати Шагов есть своя небольшая группа, которая склонна идти именно по этому пути. Я не знаю такой программы, которая помогала бы больше, чем в пяти процентах случаев от общего числа больных. А те люди, которые считают свои программы универсальными, - жулики. Они делают коммерческие программы, чтобы заработать деньги. Наш низкий процент ремиссии еще не значит, что мы малоэффективны. Просто рядом больных нужно заниматься несколько лет, а некоторыми - всю жизнь.

"АА" - это удивительная Программа. Мне кажется, что первый шаг просто гениальный. Он очень хорошо ложится на православную традицию. "Я не могу и не хочу так жить". Это гениальное решение. "АА" очень корреспондируется с Церковью и ее канонами".

Я думаю, что организация "АА" еще не заняла свою нишу в нашем обществе, так как пока мало подготовленных кадров. Пройти Программу и стать специалистом - для этого надо много лет.

"АА" есть, оно успешно действует, но не нужно считать, что это панацея. Это одна из методик. В конце концов, я считаю, программ реабилитации должно быть очень много".

Задача состоит не столько в оказании медицинской и духовной помощи больным, сколько в снижении количества людей, злоупотребляющих алкоголем и психоактивными веществами. Есть две линии генеральной стратегии профилактики: первая - уменьшение количества ввозимых наркотиков или полное их исключение и вторая - снижение спроса на наркотики (здесь участвуют и медики, и педагоги, и психологи, и служители Церкви, и весь открытый гражданский мир). Пока каждый человек в своей семье четко не будет представлять, что он потворствует распространению наркотиков и он должен сделать определенные усилия, чтобы этого не было, вряд ли мы эту задачу решим."

Есть целая цепочка технологических приемов. Мы проводили исследования, которые показали, что если применять только медицинские методы, то эффективность не будет превышать 5%. Если к этому добавить еще хорошее психиатрическое лечение, то эффективность повышается до 18%, если к этому добавить хорошую психотерапию - до 28% годовых ремиссий, то есть человек не употребляет алкоголь и наркотики в течение года. Если в эту технологическую цепочку добавить реабилитацию, например "АА" или какие-либо другие духовно-ориентированные программы, то эффективность повышается до 50%. Если говорят о более высоких цифрах, то это несерьезно.

Департамент здравоохранения г. Москвы утвердил стандарт оказания наркологической помощи, который обязывает все наши учреждения выстраивать всю цепочку целиком. Исторически сложилось так, что в России развивались в основном медико-биологические методы лечения, а на Западе - социально-реабилитационные. И тот и другой подход малоэффективны по отдельности - работает только вся цепочка. Это приоритет московской наркологии. Мы утвердили этот стандарт и интенсивно его внедряем. Но мы должны быть реалистами: каждому человеку требуется индивидуальный подход. Не было, нет и не будет методики, которая решит все проблемы. Даже в Америке группы самопомощи - это общественное движение, которое помогает одному, максимум двум процентам больных, а церковные реабилитационные программы, по данным Национального института наркотиков в Америке, дают пятипроцентный результат. В рамках Двенадцати Шагов, если к этому творчески добавить духовные разговоры священника, то эффективность будет возрастать". [см. 1]

Зыков Олег Владимирович, главный врач наркологического диспансера отмечает большое психологическое значение групп "АА" при работе с зависимыми людьми и говорит о том, что страдающий алкоголизмом человек больше доверяет и лучше раскрывается в общении с себе подобными, а не с врачом-наркологом. Именно "АА" помогают вовлечь его в конструктивный диалог:

"Как бороться с этой бедой? Есть разные уровни профилактики. Несомненно, начинать нужно с обращения к молодежной среде, к молодежному сознанию, к молодежной моде, работать с детьми группы риска. Мы детально разработали эти принципы: организация уличной работы, организация социальной работы на дому. Это не только вопрос денег - это и вопрос организации.

Итак, как организовать наркологическую помощь? Мы говорим о том, что нельзя за человека решать его проблемы, но можно создать условия, при которых человек сам начинает искать ответы на свои вопросы.

Лечебная субкультура - это среда протянутых больному человеку рук. Но взяться или не взяться человеку за руку - это его выбор. Мы должны создать ему атмосферу душевного тепла, понимания, доверительного контакта. Как найти контакт с человеком в тот момент, когда он желает бросить употреблять наркотики? А ведь и степень желания у всех разная. Базисным здесь является принцип групповой самопомощи. Группы "АА" и "АН" - это самый эффективный способ выздоровления в силу того, что больной находится в открытой среде. Человек зависимый всякий раз сталкивается с той или иной проблемой. Войдя в группу самопомощи, он может найти пути решения своей проблемы. Основным инструментом в этих группах является групповое сознание. Любая проблема, которая захватывает личность тотально и не дает человеку жить в обществе, может решаться через общение с себе подобными. Это вещь психологически понятная: мир здоровых людей больного отвергает, и он не может поделиться с ними своими проблемами, мир больных людей предлагает ему свою философию: "употребляй" и не морочь голову. Получается, что он может обрести душевный покой только в среде таких же, как он - пытающихся бросить употреблять наркотики и алкоголь. Таковы группы "АА" и "АН".

Теперь мы должны определить, как можно вступить с больным в доверительный контакт, если он не имеет никакой информации и сам не принимал решения обратиться за помощью. Нужно уловить момент, когда человек готов контактировать. Это уже особая технология. Для того чтобы больной, который почти ничего не хочет, сам пришел за помощью, он должен оправдать свой приход. У него есть на самом деле две ценности: наркотик и то, чем он себе "засаживает" - шприц. Часто и оправдать свой приход за чистым шприцем он не может, он не понимает, зачем это нужно. Но шприц может его заманить, как манок, - и мы должны открыть пункт обмена шприцов. И встретить его там должны выздоравливающие наркоманы, имеющие право сказать: "Мы с тобой одной крови, но тебе очень плохо, а нам хорошо. Ты можешь прийти в наш мир".

Откуда появятся такие люди? Из этих групп самопомощи, из числа тех, кто начинает профессионально помогать себе подобным.

Мы выстраиваем государственную систему, создаем нормативы, спецификации. Далее. Контактный телефон. Вот человек созрел для того, чтобы позвонить. Кто должен отвечать по телефону? На нашем телефоне работают люди, которые выздоравливают.

Вот он пришел за помощью. Кого он должен здесь встретить? Врача, психолога? Нет, консультанта. Человека, имеющего собственный опыт выздоровления, потому что чаще всего наркоман или алкоголик приходит сюда предъявить свою болезнь, даже оправдать ее. А ему говорят: "Зачем тогда ты пришел? Твоя болезнь - это твои проблемы, а твое выздоровление - это наша общая задача. Если ты пришел сюда свою болезнь предъявить - уходи, если ты хочешь выздоравливать - давай обсудим. А я такой же, как ты, можешь мне байки не рассказывать" и так далее. Это психотехнология. Таким образом преодолевается барьер.

Есть и неотложная наркология. Человеку на фоне физической боли легче что-то объяснить. Очевидная мысль. Если больной физически страдает, с ним легче вступить в психологический контакт.

В нашем центре есть отделение неотложной наркологии. Мы используем медикаменты для спасения жизни человека, но когда он открывает глаза, он видит прежде всего не врача, а того же консультанта. Лежит больной под капельницей. К нему подходит консультант: "Тебе совсем плохо? Мне было так же плохо, теперь я чувствую себя иначе, мне хорошо. И ты можешь прийти в мой мир. Путь открыт. Но это должен быть твой выбор, твое решение.

Есть амбулаторные программы, программы для родственников, есть стационарные программы. Дневные стационары, круглосуточные, загородные. Здесь лечение более интенсивное.

Это профессиональная реабилитационная Программа, базовым элементом которой являются группы самопомощи. Они должны создать для человека условия, благоприятствующие поиску ответов на свои вопросы. А вот какие ответы он получит, какие всходы дадут зерна, брошенные на эту благоприятную почву, зависит от многих факторов. Если в это время в группах будут активно работать миссионеры Православной Церкви - отлично! Они могут прийти со своими ответами и помочь человеку обрести веру.

Я обращаюсь к православным священникам: "Вы хотите, чтобы люди воцерковлялись? Приходите, ведите миссионерскую работу." [см. 1]

Высоко оценивает деятельность Сообщества Анонимных Алкоголиков Баушева Ина Леонтьевна, заместитель главного врача детского наркологического диспансера №12 г. Москвы:

"Группы самопомощи, иначе их называют двенадцати шаговые группы, входят в движение анонимных алкоголиков. В общем, это некий инструмент, который помогает человеку в отчаянных ситуациях, как по мостику, пройти к состоянию выздоровления. Смысл этих групп очень глубок. Я видела и знаю очень много людей, которые выздоравливают в этих группах. Я разговаривала со многими людьми, которые рассказывали истории своей жизни - была потеря всего: и квартиры, и человеческого облика, и близких людей.

Начинается все с себя, с того, что человек приходит в эту группу за помощью. Это и есть первый шаг, который помогает человеку. Человек признает, что ему нужна помощь, что он не в силах самостоятельно справиться со своим недугом. На опыте мы знаем, что у людей, страдающих той или иной зависимостью, огромная гордыня. Очень часто алкоголики говорят: "Я сам, мне не нужна помощь, я могу в любой момент остановиться". Вот такое заблуждение. В этом и заключается сложность. И врачи, и родные, и иные люди, стремящиеся с любовью этому человеку помочь, не могут преодолеть этот барьер отрицания и нежелания принять чью-то помощь. Именно потому, что человек боится признать, что он потерял контроль над своей жизнью, возникает очень мощное сопротивление с его стороны.

Что происходит в группе? Пьющего человека (да и вообще человека зависимого) там не вынуждают признаваться в своей болезни, его не заставляют менять свой образ жизни, его вообще ни к чему не принуждают. Он просто приходит послушать. Ну, может быть, он что-нибудь и услышит. Он, может быть, поверил тому знакомому, кто его туда направил. Часто первый мотив бывает поверхностным. С первой же встречи его цепляет то, что он видит людей таких же, как и он, и слышит от них описание того, что с ними происходит. Причем, люди говорят открыто, без ложного чувства стыда, они делятся своим горем, своим опытом решения проблем, своими радостями. Они чувствуют, что они находятся в среде таких же, как они. Люди, имеющие схожие проблемы, чувствуют друг друга, они понимают, что это человек, который рассказывает о своей проблеме зависимости и об опыте выздоровления, он прилично выглядит, ясно излагает мысли, он спокоен, у него в глазах есть любовь и счастье. Больной алкоголизмом в то же время видит, что люди из группы такие же, как и он, у него возникает доверие к ним. "Если смогли они, значит и я смогу" - вот распространенный вывод человека посетившего группы самопомощи.

В тот момент, когда алкоголик признает, что он такой же, для алкоголика решается принципиальный вопрос, и ни один психиатр или нарколог не может предложить ему подобного. Конечно, это только начало, дальше в группах начинается формирование сознания по образу людей, которые окружают этого человека. А если меня окружают люди выздоравливающие, то я тоже учусь делать оздоровительные шаги, получать радость от жизни другим путём.

Так начинается некоторый путь к себе. Сначала человек видит окружающих и признает, что они такие же, и начинает им доверять. Спустя какое-то время, он начинает видеть проблемы в себе, начинает осознавать, что с ним происходит то же самое. Мне много раз доводилось видеть радость от этих открытий. Со временем у человека пропадает необходимость держать щит между болезнью и своим истинным я. Человек начинает честно признавать свои недостатки именно как свои, и тем самым открывает возможность изменения себя. Он становится свободнее в отношении своих проблем, на определенном этапе проводит глубочайшую ревизию. Проходит какое-то время, человек зреет и, наконец, обретает способность подойти к самому себе очень глубоко, он начинает анализировать себя и свою жизнь, анализировать без осуждения, а, как бы разбирая старый хлам. Этот этап можно уподобить тому, как человек входит в заброшенную комнату и начинает разбирать ее: вот это я возьму, а это нужно убрать, а вот это в пыль стереть, это выбросить. И это настолько преобразует человека, он становится целостным, он интегрируется, он видит свой подлинный образ, он очищает свое внутреннее я, как стеклышко прочищается.

И еще очень важный момент в двенадцатишаговой программе заключается в том, что человек учится и исцеляется не самовольно и замкнуто, сидя у себя дома, а открыто в диалоге с другими людьми и Богом. В этих группах обязательно присутствует обращение к Богу. Правда, Бог здесь называется "высшая сила" или "Бог, как я его понимаю". Но это и понятно. Выйдя из христианской среды, группы самопомощи обратили себя ко всем желающим. Именно это обращение и продиктовало некую завуалированность Бога за указанными понятиями. Люди приходят настолько поврежденные, незрелые, что они не способны подлинно говорить не то что о Боге, но и о себе самих. Мы уверены, что такая скрытость Бога никак не мешает человеку в его выздоровлении, более того, в конце концов подлинный путь духовного развития приводит их и к истинному пониманию. Главное, что человек переносит центр жизни с самого себя на высшую силу, он открывается для помощи и со стороны людей и со стороны Бога. Он перестает быть сосредоточием самого себя, центром вселенной. Эгоцентризм - это тоже очень яркая проблема алкоголизма, в общем-то это проблема гордыни. Человек признает, что есть Кто-то над ним, и он начинает Ему, Его силе доверять, он отдает свою жизнь этой силе, позволяет ей управлять собою. Это тоже очень важный момент." [3]

VI. Сотрудничество православной церкви с группами самопомощи.

1. Патриарший центр духовного развития детей и молодежи, его работа с зависимыми людьми.

Вот уже несколько лет Патриарший центр духовного развития детей и молодежи при Московском Даниловом монастыре активно сотрудничает с Сообществом Анонимных алкоголиков, предоставляя группам самопомощи помещения и духовно окормляя их членов. Здесь следует отметить, что работа Центра с зависимыми людьми является органичной частью общей деятельности Центра, направленного не только на реабилитацию алкоголиков и наркоманов, но, прежде всего, на работу с детьми и молодежью. Мы ставим своей целью по возможности многогранно содействовать людям в их духовном и нравственном становлении как личности на основании христианских ценностей.

Вот что говорит о целях и задачах Центра его руководитель игумен Иоасаф (Полуянов):

"Мы призваны, во-первых, принять участие в христианском воспитании ребенка или молодого человека и помочь ему в формировании целостного нравственного христианского мировоззрения. В основе этого мировоззрения лежит свободное и осмысленное принятие человеком христианских ценностей, а также духовно-ориентированное развитие всех сил, свойств и способностей человека как неких инструментов для построения жизни в соответствии с заповедями Божьими и личным призванием.

Во-вторых, мы должны помочь человеку гармонично войти в церковную жизнь и приобщиться к благодати Святого Духа, исцеляющей греховное повреждение человека и восстанавливающей человека в богоданной красоте и гармонии.

В-третьих, наши силы направлены на обретение человеком личного опыта построения жизни на основании сформированного христианского мировоззрения".[10]

В соответствии с поставленными задачами выделяются три основных направления деятельности Центра.

1. Просветительская и образовательная деятельность, направленная на приобщение человека к литургической жизни Церкви. При этом мы используем дифференцированный подход, ориентируясь на возрастные и индивидуальные особенности подопечных, а также принимая во внимание запросы времени.

2. Формирование православной детско-юношеской и молодежной среды, в рамках которой молодой человек получает возможность конструктивного общения с такими же, как и он, верующими и активными и может проявить себя, найти свое место в жизни.

3. Социально-психологическая помощь и поддержка детей и молодежи. В рамках этого направления происходит подготовка молодых людей к созданию здоровой семьи, рождению и воспитанию детей, организованы специальные курсы по духовным основам семейной жизни, консультации с опытными священниками, психологами, педагогами.

Такие ответственные задачи по воспитанию подрастающего поколения и просвещению молодежи, только что пришедшей к Богу и Церкви, не возможно решать в одиночку. Кроме того, необходимо учитывать и тот факт, что некоторые из обращающихся в Центр имеют серьезные духовные, телесные и социальные недуги, которые затрагивают все стороны жизни. Таким образом, мы осознаем необходимость сотрудничества со светскими организациями и специалистами, имеющими по данным вопросам наработки высокого уровня. Но следует отметить, что часто коррекционные и реабилитационные программы, осуществляющиеся государственными и общественными организациями социальной направленности, недостаточно компетентны в вопросах ценностной ориентации человека, им необходимо религиозное дополнение. Патриарший центр духовного развития детей и молодежи стремится наладить совместную работу с различными социальными и медицинскими структурами.

"В рамках сотрудничества нашего Центра с различными организациями мы создали медицинские, пастырские, психологические консультации, индивидуальную и групповую работу по реабилитации.

В июле 2004 года было получено благословение Святейшего Патриарха на создание при Даниловом монастыре программы реабилитации для алкоголе- и наркозависимых людей "Метанойя", в т.ч. и для церковно- и священнослужителей. Руководителем программы назначен иеромонах Иона (Займовский).

Цель программы "Метанойя" - создание, развитие и обеспечение деятельности комплексной многофакторной системы профилактики по преодолению различных видов зависимости на основе духовного развития личности. В рамках этой работы используется как православный подход, так и профессиональная медицинская психотерапевтическая помощь, а так же элементы двенадцатишаговой программы.

В настоящее время оказывается помощь людям, страдающим алкоголизмом и их несчастным родственникам. Уже 5 лет монастырь сотрудничает с содружеством "Анонимных алкоголиков" ("АА"), с организациями "Старый Свет", "Нет - алкоголизму и наркомании", "Опора", "Дом надежды", "Страна живых".

Сотрудничество с содружеством "Анонимных алкоголиков", которое работает по известной психотерапевтической программе "12 шагов" заключается в том, что мы предоставляем наши помещения для собрания групп самопомощи. Одновременно иеромонаху Ионе поручено курировать деятельность этих групп и духовно окормлять желающих этого участников.

В помещении Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи при монастыре на протяжении четырех лет успешно работает группа анонимных алкоголиков "Преображение". "Анонимные алкоголики" - это содружество мужчин и женщин, которые страдают тяжким недугом алкоголизма и взаимно делятся опытом, силами и надеждами с целью помочь себе и другим избавиться от этой страшной болезни. В группе - от 70 до 100 человек. Участники группы собираются в помещении, которое предоставляется монастырем. Из числа участников выбирается ведущий. На собрании обсуждается одна из тем, связанных с выздоровлением от алкоголизма. Любой желающий может выступить и рассказать о себе. После собрания участники за чаем общаются в непринужденной обстановке.

Около трех лет при монастыре в помещении Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи активно работают группы самопомощи родственникам алкоголиков и наркоманов ("Ал-Анон"). В каждой группе более 30 человек. Поскольку родственники алкоголиков постоянно живут в стрессовой ситуации, им тоже необходима помощь. Для них была разработана специальная программа, основанная на тех же принципах, которые заложены в программе "АА". На собрании обсуждается тема дня (например, "Как вести себя, когда наркоман или алкоголик тиранит детей", "Выздоровление в "Ал-Аноне", "Живите и дайте жить другим"). Регулярно проводятся собрания, на которых обсуждается работа группы. Составляется план на год, на месяц. Иногда тема собрания свободная - каждый говорит о наболевшем. Проводятся собрания, посвященные опыту выздоровления одного из членов движения "Ал-Анон".

Опыт групп "Преображение" при Даниловом монастыре позволил открыть две новые группы самопомощи "АА" - ("Лествица") и "Ал-Анон" при московском храме Малого Вознесения.

Многие участники групп являются прихожанами Свято-Данилова монастыря, а некоторые только обретают путь к Богу и Церкви благодаря полученной трезвости и доверию к Церкви, приютившей и окормляющей их группу самопомощи". [10]

С вопросом о форме сотрудничества Центра с группами самопомощи и о проблемах, встающих в связи с ним, мы обратились также к архимандриту Алексию (Поликарпову), наместнику Данилова ставропигиального монастыря г. Москвы:

"Возникает вопрос: обязательно ли организации, с которыми сотрудничает Церковь, должны воцерковлять своих участников? В идеале, все воцерковленные люди работают для одной цели, для того, чтобы общество пришло ко Христу. Но реально мы работаем с теми людьми, которых встречаем на своем пути. Мы говорим им о любви, о правде, о Евангелии. И насколько они это усваивают, настолько они становятся церковными. И если те, с кем мы работаем, не являются таковыми на сегодня, мы не вправе от них отворачиваться, потому что Христос пришел спасти всех, Он пришел, чтобы спасти и грешников. Солнце светит и на праведных, и на неправедных. Мы работаем со всеми людьми, которые хотят выслушать слово Евангелия.

В нашем сотрудничестве с содружеством Анонимных алкоголиков мы не ставим перед собой прямой задачи по воцерковлению участников. Если через участие в группах самопомощи человек приходит ко Христу, в Церковь - отлично. Если он просто получит состояние трезвости, значит, будем надеяться, что на трезвую голову ему придут трезвые хорошие мысли.

Говоря о форме сотрудничества Данилова монастыря с группами самопомощи, следует сказать, что мы предоставляем им помещение. Иногда члены церкви, а это могут быть и иерархи, и братия монастыря, как гости присутствуют на открытых собраниях в этих группах и видят их опыт. Церковно окормляем мы тех людей, которые этого захотели, и мы видим, что такое сотрудничество дает добрые плоды. Может быть, они не очень обильные, но, тем не менее, мы видим, что люди исцеляются, а некоторые воцерковляются.

Что касается критики сотрудничества церковных организаций и общества "Анонимных алкоголиков" я могу сказать только одно: "Приди и виждь".

Надо понимать, что никто и никогда не говорил, что деятельность групп самопомощи безупречна. Я бывал на открытых собраниях. Из того, с чем я знаком, с чем-то можно не соглашаться, потому что это не обычно, не традиционно, но я не вижу здесь какого-то еретического учения, которое отрицает Бытие Божье, либо неправильно толкует церковные догматы. Люди собрались и молятся Богу. Те из них, кто христиане молятся ведомому Богу. Многие из исцеляющихся там людей не пришли еще в Церковь, они находятся в притворе церковном. Будем надеяться, что они со временем войдут во святилище.

Атмосфера собраний мне показалась очень необычной. Тут нужно мужество для того, чтобы вступить в это сообщество и, например, встать и сказать: "Алкоголик Шура", семь дней трезвости. А у другого - двадцать лет трезвости! Не всегда человек может так заявить о себе. Это не просто, мне кажется. За счет того, что они, а я думаю, что все равно они призывают Бога; пусть не каждый, но те, кто знает Бога, он его призывает, и открывает свою душу, приоткрывает состояние своего сердца, они врачуются. Никакого сектантского духа и тоталитаризма я там не заметил. Пока я из маленького своего опыта вижу, что это приносит пользу.

В сложившейся дискуссии нам всем важно помнить, что есть разные пути помощи несчастным людям. Мы не должны клеймить друг друга, подозревать в чём-то. Мы призваны помогать друг другу. Если не согласен с чем-то человек, он не придёт на эту группу или не посоветует кому-то пойти, вот и все.

Если у кого есть серьезные факты, ставящие в принципе под сомнение наше сотрудничество с группами самопомощи, например, когда это принесло вред, мы готовы изучить это, обсудить это со специалистами и принять решение." [4]