18 июля. Литургическое чтение: Мф 13, 4–9

Есть грехи, болячки, которые не отходят, не отпускают месяцы и годы. И кажется, что сердце – это пыльная бесплодная дорога или жесткое каменистое место, что не принимает семя Божьего слова и Божьей благодати. Или это непроходимые, колючие терновые кустарники, готовые ощетиниться, изорвать одежду, в кровь исцарапать ноги (помните, как в детстве?), но не пропустить ничего живого. И что я делаю в эти черные минуты отчаянья. Я становлюсь перед иконой Спасителя и говорю Ему: «Господи! я (имярек), я – алкоголик. Бессилен я перед своей болезнью и другими зависимостями, которые, как тень, неотступно следуют за мной. Но есть Ты, Господи Боже, Отец Небесный, Ты можешь все! Ты выше, сильнее, мудрее всех уловок и козней моего падшего естества, поврежденной плоти и больной воли». Затем я читаю молитву Третьего Шага. Но, скажете вы, ты ведь вчера писал уже об этом. И раньше писал о том же и теми же словами. Да, писал. Так что ж? Сколько можно об одном и том же долдонить? Можно столько, сколько длится выздоровление, покуда беспокоят страсти, хоть каждый день. В Программе я научился не бояться однообразия, ведь в повторении сокрыт великий секрет учебы. Я возжигаю ладан или ароматические палочки, сажусь и, закрыв глаза, снова и снова читаю молитву о душевном покое, а потому прошу Тебя, Создатель, смиренно молю избавить меня от тех грехов, изъянов и недостатков, которые загораживают Твой светлый лик. Дай мне двигаться к той степени совершенства, к которой я Тобой предназначен. И таким образом, день ото дня я взрыхляю трудную, непроходимую, каменистую почву моего сердца. И она, наконец, принимает в себя семя Божьего слова и приносит плод. Неблагодарный, мучительный процесс каждодневного вскапывания сердца – это тоже интересная наука, творчество. И пусть кажется, что ничего не меняется. Это не так. Процитирую мою любимую Ольгу Седакову: «…Да сохранит тебя Господь, читающий сердца,/ в унынье, в безобразье и в пропасти конца,/ в недосягаемом стекле закрытого ларца./ Где как ребенок плачет простое бытие,/ Да сохранит тебя Господь, как золото свое». И пусть Ангел почтит наше терпение.